Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Мнения тюменцев
Ronaldo72
25.09.2017 в 18:38
Единственный человек, с которым общался последние лет 5, уехал в другую страну работать. Вот прошвырнулся я сегодня по центру, пока солнышко греет, понял,…
30 15735
Rusuranu
13.09.2017 в 12:28
Республики 94. Говорят, будет парковка. Экскаватор уже вплотную подобрался к относительно недавно посаженным деревцам. Когда-то здесь было так Фото…
1 13300
Все мнения тюменцев
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
16.10 / 12:27
Дмитрий Барков: Дети - это маленькие мы

Дмитрий Барков знаком наверняка каждому, кто сегодня старше 40 лет. Сыграв Петрова в культовом советском фильме «Каникулы Петрова и Васечкина», он в свои 11 лет однажды проснулся знаменитым. Как живет и чем занимается человек, которому судьба уготовила путь не через тернии к звездам, а ровно наоборот, я узнала, встретившись с Дмитрием на международном кинофестивале «Ноль плюс», где актер и продюсер работал в качестве члена жюри игровых фильмов.

Понимаю, что про Петрова и Васечкина вы рассказывали уже миллион раз, поэтому давайте начнем с Дмитрия Баркова, как с педагога. Где, кого и чему учите?

Восемь лет назад открыл в Санкт-Петербурге свою киношколу, она уже переросла в киноакадемию. Мы учим детей снимать кино. Даем им возможность попробовать себя в профессиях, так или иначе связанных с кино: режиссер, драматург, актер, гример, каскадёр, чтобы потом каждый решил для себя, что ему интереснее. В результате получается кино, которое они сами придумывают, а мы, как профессионалы, помогаем им воплотить мечты.

Летом собираем ребят на 21 день в лагере, на фестивале «Киноостров». Правило: никаких гаджетов! У нас табу на три темы: политика, религия и человеческие увечья. Все остальное можно снимать. На закрытии они видят результат на большом экране. Кино, кстати, всегда нужно смотреть на большом экране. В этом есть магия. Когда гаснет свет, появляется лучик из кинобудки и на экране происходит настоящее чудо. А потом, уже в Доме кино в Санкт Петербурге, стелем зеленую дорожку, все участники процесса по ней проходят и вместе с родителями смотрят результат того, чем занимались месяц. И осенью в школе вместо сочинения на тему «Как я провел лето», можно показать фильм.

Специализаций много: каскадеры, гримеры, режиссеры, но чаще всего приходят для того, чтобы стать актером?

Поначалу все хотят быть актерами. Кажется, что можно прийти, покривляться у камеры и получится. Но когда дети сталкиваются с тем, что этим действительно нужно серьезно заниматься, чтобы получилось красиво и качественно, далеко не все остаются, многие говорят: «Нет, мне этого не надо». Мы не готовим профессиональных актеров в киноакадемии, наша задача — дать возможность попробовать. Профессионалами они станут осознанно, если захотят, пойдут в вузы, будут там жить, ночевать в мастерских и после этого продолжат искать себя в этом прекрасном мире кино и театра.

Вы сказали, что после съемок смотрите с учениками итоги. А вообще вы учите смотреть кино?

Конечно. Мы смотрим фестивальные фильмы, обязательно их разбираем. Выясняем, что было хорошо, что было плохо. Ребята ходят на мастер-классы по операторскому искусству, где их учат правильной постановке кадра, объясняют — что такое перспектива, что такое компоновка кадра. Они уже с точки зрения профессионалов начинают смотреть кино — с другой стороны экрана. Замечают ляпы, неправильный монтаж. Если глаз не наметан — этого не увидишь.

Киношкол сегодня чуть ли не больше, чем музыкальных. С какой целью родители приводят туда детей?

Ключевые слова — «родители приводят детей», а это неправильно. Нужно, чтобы дети приводили родителей. Часто приходят мамочки и говорят: «Он должен у вас заниматься». Если родители свои детские мечты пытаются реализовать через ребенка, если они хотят всучить ему то, что они сами недополучили в жизни, не спрашивая хочет ли ребенок этого — не получится ничего. Необходимо, чтобы он сам этого хотел. Желания только родителей в большинстве случаев — бесперспективны.

Известно, что после съемок фильма «Каникулы Петрова и Васечкина» вам пришлось сменить школу. Почему?

Потому что школа, в которой я учился, была с углубленным изучением английского языка, а из-за съемок, которые длились по 20 часов, я не успевал заниматься. Я перешел в другую, находящуюся около моего дома и нисколько не пожалел. Эта школа дала мне возможность стать тем, кто я есть.

В то время вас на улице узнавали?

Не то слово. Когда фильм вышел, мы действительно проснулись знаменитыми, это не фигура речи, и это было очень тяжело. Абсолютно не знаешь, как себя вести, как поставить ноги, куда деть руки, когда на тебя смотрят и перешептываются. Испытываешь дискомфорт в такие моменты. Достаточно стрессовая ситуация. Сказать, что было приятно — обмануть. Я выходил из метро за 2–3 станции до нужной, потому что все показывали пальцами, шептались, и я понимал, что обсуждают меня. Я не был к этому готов. Хорошо, что не было Интернета, иначе все было бы еще сложнее. Очень помогли родители. Они смогли сделать так, что слава по мне сильно не ударила. А потом известность постепенно закончилась, и слава Богу.

В киноакадемии вы готовите детей к тому, что с ними может то же самое произойти?

Важно понимать, что слава не может быть целью. Мы говорим, что если такое случится, нужно быть готовым психологически, морально. Не сможешь себе какие-то вещи позволять. Либо не будет возможности, либо не будет времени. Узнавание на улице — это постоянное вторжение в личное пространство, что не есть хорошо.

А к тому, что они наоборот — никогда не проснутся знаменитыми?

Естественно. Имеется целая система по подготовке к кастингам: как себя вести, как себя подать, как одеваться, как к этому относиться. Если один из ста кастингов удачный — тебе повезло. За остальные 99 набираешься опыта, знакомишься с режиссерами. Учим выделять из процесса что-то положительное. Да и вообще, важно видеть красоту и позитив во всем. Негатива слишком много, если на нем зацикливаться, можно сойти с ума. И помогать детям становиться хорошими взрослыми должно хорошее кино.

Что такое, по-вашему, хорошее кино?

Кино не должно оставлять нас равнодушными. Мы должны сопереживать, делать выводы и выходить из кинотеатров немного не такими, какими пришли. На кинофестивале «Ноль плюс» после просмотра одного из фильмов даже говорить не хотелось. Нужно было вернуться к каким-то моментам и пережить их снова.

Но, слава Богу, большинство детей все-таки не актеры, а зрители. Давайте немного о них поговорим. Недавно посмотрела афиши тюменских кинотеатров. Для детей: «Эмоджи фильм» (США), «Ежик Бобби» (США)… и все. В Москве и Санкт-Петербурге — то же самое. У нас вообще нет детского отечественного кино? С чем это связано?

С финансированием, а точнее — с его отсутствием. Пока у нас не будет запроса общества и политической воли, детских фильмов у нас не будет. И это очень печально.

Никто не может мне ответить на вопрос: кто сегодня герой нашего времени, на кого захочется быть похожим нашим детям? Это ведь должны формировать мы, взрослые. Кино для этого изумительный инструмент. Но, к сожалению, политической воли на это сегодня нет. Мы однажды пришли к одному чиновнику департамента по культуре в Санкт-Петербурге поговорить с ним о детском кино. Он нам знаете что ответил? «Дети? Нет, мне уже есть чем по детям отчитаться». Чиновник тот уже не работает, а ситуация не поменялась. Мы по-прежнему по детям «отчитываемся» и мало что для них делаем.

Если представить, что министры культуры и образования сегодня увидят один и тот же сон и утром примут решение о финансировании детского кино. Есть сегодня в России свои Джоан Роуллинг, Крис Коламбус или достойные последователи Динары Асановой, Ролана Быкова, Леонида Нечаева?

Они, может быть, и есть, но их нужно искать. Сейчас даже сценаристов хороших нет. Технологии производства поменялись, автор ушел… К сериалам сценарий пишет группа. Кто-то прописывает сюжет, кто-то диалоги. А писать сценарии для детей вообще не учат. Это уже ошибка в системе. Нужно с нуля воспитывать молодых кинематографистов. Возможно, совсем молодого возраста. Никто не учит писать для детей, снимать для детей, снимать детей-актеров так, чтобы не сломать им судьбу. С ними же нельзя работать так же, как со взрослыми актерами, это должен быть режиссер со специальной подготовкой.

Если говорить о мечте, то хочется фильмов, на которые можно прийти тремя поколениями и каждому будет интересно. Я надеюсь, что детское кино спасет мир.

В советские времена в каждом городе был кинотеатр повторного фильма. Если пойти таким же путем и, пока нет создателей новых детских фильмов, дать возможность увидеть на большом экране «Чучело», «Электроника», «Петрова и Васечкина» и еще сотни картин?

Я только за. Это те фильмы, которые не теряют своей актуальности. Ценности, которые в них заложены, идеи — они никуда исчезают, не меняются. Детей точно так же волнуют проблемы дружбы, любви, взаимоотношений, предательства, самопожертвования. Дети те же самые. Они — практически наше отражение, маленькие мы. Чем лучше мы их сформируем, чем больше расскажем о решении проблем, тем лучше будет общество, в котором они будут жить.

Допустим, у вас появилась возможность снять кино, про что бы оно было?

Про дружбу, про любовь, про детей. Я бы постарался сложные проблемы объяснить простыми примерами. Про честность, про подвиги, конечно. Про приключения, про то, что интересует детей.

Я теперь тоже мечтаю. Мечтаю увидеть фильм, который снимет продюсер Дмитрий Барков. Это будет хорошее кино. Про настоящее…

Анна Григорьева

Источник: собственная информация
Просмотров: 3755 | Версия для печати
Читайте новости по темам: фестиваль, Кино, Тюмень
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите