Надежда Павлючкова: Все самое чудесное — рядом  5
18.07 / 14:14
    
27
июля
21.10.2009 / 10:13

Стиляги&Илья Измайлов: «Запорожец» топили 15 человек»

Стиляги&Илья Измайлов: «Запорожец» топили 15 человек»

В гостях программы «Стиляги» — председатель Тюменского дайвинг-клуба «Морской Еж» Илья Измайлов.

Мария Полякова: Илья. Наверняка все началось с какого-нибудь попсового заныра на отдыхе в Турции…

Илья Измайлов: Да, именно так, а откуда вы узнали? Вообще, мы очень часто ездим в Турцию и Египет. Это вполне доступный и несложный по организации отдых. Когда были проблемы с бизнесом, и я очень устал, я взял горящие путевки в Турцию. Поехали всей семьей. В какой-то момент почувствовал, что не могу по-настоящему отдохнуть. Все эти пляжи, рестораны — мне было их недостаточно. А жена подталкивала меня на всякого рода дурости (это я тогда так считал): покататься на водных лыжах, нырнуть. И в общем то, я согласился. Я испытал совершенно неожиданные для меня ощущения: состояние невесомости, тишина, другой мир, совершенно другие ощущения. Я мгновенно раскрепостился и позабыл про все свои проблемы, и даже на жену взглянул по-другому. Вот так и началась моя любовь к дайвингу. Вообще, под водой самое главное — это тишина, спокойствие и совершенно другой зрительный ряд.

Мария Полякова: первое, что до глубины души поразило на дне морском…

Илья Измайлов: почувствовал сразу и на всю жизнь — состояние невесомости. Расслабленность такая, какую мы не испытываем даже ночью в самой удобной постели. Нет веса тела. Расслабляется каждая мышца до самого кончика.

Мария Полякова: Какие моря, океаны уже посетили? Где побывали?

Илья Измайлов: больше всего нравится в Индийском океане, он самый красивый… Был на Мальдивах, в Таиланде, в Бирме, Средиземное море не так богато живностью, зато очень прозрачная вода… Египет, Турция, Мальта. В Красном море я был на сафари, начиналось оно из Египта.

Мария Полякова: А что такое дайвинг-сафари?

Илья Измайлов: дайвинг-сафари — это когда вы живете на корабле, постоянно перемещаетесь, ныряете каждый раз на новом месте. Это сумасшедший отрыв и романтическое приключение. Мы ныряем в таких местах, где люди бывают, дай Бог, раз в полгода. Рыбы под водой подходят очень близко, на расстоянии вытянутой руки, они очень любопытны, разглядывают тебя, также как и ты их. А вообще никакой агрессии у них по отношению к человеку нет. Акулы тоже не воспринимают нас как потенциальную пищу, поэтому у них скорей всего такой же зоологический интерес к нам, как и у нас к ним.

Мария Полякова: чем ваш клуб занимается, кроме того, что объединяет дайверов?

Илья Измайлов: обучением дайвингу, прежде всего. Ещё мы организуем поездки, привозим оборудование. Для того, чтобы к нам попасть, нужно позвонить в клуб и немного нас порасспрашивать. В рамках обучения есть теоретический курс, ещё мы дважды в неделю занимаемся в бассейне. Дайвинг доступен практически любому человеку, если у него нет каких-то хронических заболеваний, которые ему могут помешать это делать. Вообще, каких-то жестких ограничений, как таковых нет. На моей памяти есть единичные случаи, когда человек в силу каких-то причин не может заниматься дайвингом. Если говорить про возраст, то у нас начинают заниматься с восьми лет и до… ну в общем, по самочувствию. Никаких специальных физических тренировок не надо для занятий дайвингом.

Мария Полякова: С какими опасностями сопряжены занятия дайвингом?

Илья Измайлов: Исключительно с незнанием. С незнанием техники безопасности, неумением обращаться с оборудованием. Инструктор должен выработать навыки у своего подопечного. В основном под водой может быть опасна паника, когда человек не готов, он не знает, как себя вести в той или иной ситуации, которые на самом деле не такие и страшные, как порою кажутся.

Мария Полякова: А наши, российские водоемы, чем привлекательны? Или наоборот — чем непривлекательны для дайвинга?

Илья Измайлов: Они другие. Здесь можно увидеть то, что не увидишь в море и наоборот. В основном, в них хуже дела обстоят с видимостью, летом российские водоемы в основном цветут, поэтому видимость не очень хорошая. Но! У нас на Урале есть карьеры с абсолютно шикарной прозрачностью, с такой, какой не бывает даже в море. Это и прекрасный пейзаж, и хорошая видимость.

Мария Полякова: смотрела программу о дайвинге, в ней был сюжет о некоей женщине-дайвере, которая погибла под водой где то, по-моему, в Турции. Так вот, находится она на достаточно серьезной глубине, и теперь не представляется возможным её оттуда извлечь. Что это за случаи такие?

Илья Измайлов: Такое бывает, когда человек, превышая уровень дозволенного, уходит на достаточно большую глубину, скажем, или пренебрегает запасом газа, нарушая технику безопасности, и поэтому тонет. Не так часто, но это случается. В основном такие случаи происходят в Египте. Все знают, что там чуть ли не национальная черта характера — люди не очень заботятся о чужой и собственной безопасности. И есть там такое место — называется Голубая дыра — очень красивое, но глубина внизу большая. И если человек тонет на такую глубину, его крайне сложно потом оттуда достать. А так как видимость прекрасная… в общем, утонувшего другим ныряющим видно. Они видят человека, который когда-то утонул, его оборудование. Ну, в общем, эта картина производит хорошее впечатление в плане назидания.

Мария Полякова: А почему мы вообще увлекаемся дайвингом?

Илья Измайлов: Мы ныряем для того, чтобы снять стресс, избавиться от этой офисной суеты, почувствовать себя свободным. А кто-то например, по другому снимает стресс — смотрит, к примеру, ужастики. Мне они совершенно неинтересны. Это просто другой вид разрядки. Мне кажется, что пойти в ресторан и выпить там кружку пива с друзьями — это тоже неплохая разрядка, но когда ты это делаешь каждую неделю — это уже перестает быть разрядкой. По мне, лучше потратить две-три тысячи рублей на поездку на Урал, провести там выходные с семьей или друзьями, чем потратить их на ресторан. После таких выходных я бодро иду на работу, она меня радует. А если я просижу эти же деньги в выходные с друзьями в кабаке, то в понедельник меня работа не будет радовать также, как и в пятницу, до кабака.

Мария Полякова: Расскажите про подводные сокровища и про пиратские корабли… из собственного опыта…

Илья Измайлов: Затопленных кораблей достаточно, выглядит это примерно так же, как вы привыкли видеть в фильмах: это кусок железа, заросший кораллами, вокруг него плавают рыбы… Вообще, любой затопленный корабль — это искусственный риф. Порой корабли топят специально, потому что разбирать их и утилизировать крайне дорого. А так, в том, что корабль затапливают, нет ничего плохого. Это не загрязняет океан, просто рыбы находят себе ещё один дом. Такие корабли отличаются от тех, которые затонули в результате какой-то катастрофы. Вот они как раз производят жуткое впечатление. Глядя на них, невольно думаешь о том, что люди страдали, даже если никто не утонул. Мне, например, на затонувших кораблях очень неуютно. Ну, а если говорить о пиратских кораблях и сокровищах, то с тех времен уже ничего не осталось. Остов корабля разъедается и разрушается микроорганизмами. Что-то заносит отложениями, что-то уже достали, ну вобщем, пиратский корабль обнаружить сейчас очень трудно. А вот, скажем, несколько пушек и кованые гвозди, которым лет сто, на Байкале я видел.

Мария Полякова: Получается, что сейчас найти какие-то сокровища и интересные вещи под водой невозможно?

Илья Измайлов: ну почему? Вот, к примеру, под Тюменью, в Богандинском карьере, мы ныряли не так давно. Наша экспедиция имела палеонтологический характер, и мы извлекли так называемые конкреции, ещё их называют «яйца динозавра». Это плотные образования, возраст которых примерно 250 миллионов лет. Выглядят они как круглые камушки разного размера, и если их аккуратно расколоть, то в центре обязательно будет что то, вокруг чего эта окаменелость образовалась. Чаще всего это останки какого-нибудь древнего организма, рака, моллюска, у нас эти экспонаты есть в клубе. Наши ребята находили черепа древнего человека, кинжал, весло.

Мария Полякова: А вот, к примеру, в Бермудский треугольник вы не мечтаете попасть, там понырять?

Илья Измайлов: Я ныряю ради удовольствия, мое удовольствие — без всякого экстрима. Хотя не так давно мы ныряли в подводные пещеры в Перми, протяженность их около трех километров, но это тоже развлекательный вид дайвинга. Там, естественно, нет вообще никакого света. Там очень много природных образований, есть сухие гроты, где можно всплыть и дышать воздухом.

Мария Полякова: Илья, а расскажите парочку веселых историй, связанных с вашим увлечением…

Илья Измайлов: У нас вообще всегда весело. Ну, например, по выходным мы ездим на Урал, ныряем, общаемся, отдыхаем. В этом году мы топили автомобиль, «Запорожец», назвали его «Запорше». Взяли старый автомобиль, обрезали у него крышу, сделали кабриолет, притащили его на этот карьер и поставили на глубину 22 метра. Топили его для подводной инсталляции, чтобы создать себе этакую подводную игрушку. В рассказе это звучит достаточно сухо, на самом деле весь этот процесс был очень веселым. Представьте себе, что компания из 15 мужиков занимается полной ерундой, это их страшно объединяет и конечно, обалденно веселит. Ну и потом погрузить машину весом в 700 кг не так-то и просто. Нужно было найти для нее подводное место, поставить там буй, потом её туда транспортировать, а под водой — установить. Если её бросить в воду, то она просто-напросто развалится, достигнув дна. Поэтому там фонтанировала инженерная мысль, куча офисных работников решала задачу, серьезную даже для профессионалов в этом деле. Это все снято на видео, смонтированы ролики. Люди, которые приходят к нам в клуб, прежде всего, приходят отдыхать. И когда от раза к разу их связывают какие-то положительные эмоции, они потом сдруживаются друг с другом, и дружба получается очень крепкой и чистой. Наш клуб — это своеобразная семья. Люди возвращаются туда, чтобы увидеть друг друга. А ещё у дайверов есть традиция наряжать елку на Новый год, естественно, делать это под водой. Мы запихиваем елку под лед, переворачиваем её комлем ко льду и наряжаем. Все это снимаем на видео и таким образом отмечаем Новый год.

Мария Полякова: А какое место в жизни у человека должно занимать увлечение? И вообще — нужно ли человеку увлечение чем-либо?

Илья Измайлов: Я думаю, идеальный вариант — это когда хобби совпадает с работой, но достичь этого крайне трудно. Я думаю, что у человека обязательно должно быть хобби, а уж, сколько времени должно оно занимать — ровно столько, сколько оно его расслабляет. Необходимо снимать нагрузку от того, чем ты вынужден заниматься в жизни. Благодаря моему хобби у меня появилось очень много друзей, мы друг другу часто помогаем. У каждого человека должна быть отдушина в жизни.

Текст предоставлен сотрудниками радиостанции «Авторадио» в Тюмени

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация

Просмотров: 2349 | верcия для печати
Читайте новости по темам: Спорт, Интервью, Тюмень

 
 Комментарии  0  


Другие новости рубрики «Интервью нашего города»

Надежда Павлючкова: Все самое чудесное - рядом
Надежда Павлючкова: Все самое чудесное — рядом  5
18.07 / 14:14
Возможно, у нее «неправильные» фотографии. Да и фотограф она, как сама признается, «неправильный». Но многим именно такой нестандартный взгляд на простые вещи, на бытовые сценки кажется очень интересным.
Школа перспективных исследований: прорыв в высшем образовании (ВИДЕО)
Школа перспективных исследований: прорыв в высшем образовании (ВИДЕО)  есть видео
11.07 / 11:29
В сентябре 2017 в ТюмГУ открывается принципиально новое научно-образовательное подразделение — Школа перспективных исследований. Здесь будут готовить бакалавров по социо-гуманитарным профилям, биологии и информатике, делая акцент на междисциплинарность и актуальные знания.
Семен Зенков: Во время пожара не страшно - ты не боишься, а действуешь
Семен Зенков: Во время пожара не страшно — ты не боишься, а действуешь  5
26.06 / 17:15
Тюменский пожарный Семен Зенков получил из рук губернатора важную награду — знак отличия «За мужественный поступок». В декабре прошлого сотрудник МЧС спас из горящего дома женщину с двумя детьми. Сам Семен, впрочем, не считает, что совершил подвиг. Он просто делал свою работу.
Сергей Гулевич: Слоны делают меня добрее
Сергей Гулевич: Слоны делают меня добрее
24.05 / 17:56
Слоны Большого Варшавского цирка, выполняющие различные трюки под руководством дрессировщика Сергея Гулевича, в середине минувшей неделе покорили жителей Тюмени. В областной столице в последний раз они выступят уже 28 мая.
Александр Макаров: Что общего между монолитным домостроением и виноградом?
Александр Макаров: Что общего между монолитным домостроением и виноградом?  3
14.05 / 13:31
Он во всяком деле любит нестандартный подход — будь то строительство, которым занимался всю сознательную жизнь, или виноградарство, которым увлекся несколько лет назад. И везде добивается успеха…
Александр Зверев: Изобретение без внедрения - молоко без коровы?
Александр Зверев: Изобретение без внедрения — молоко без коровы?  8
12.05 / 12:11
Россия — одна из тех стран, которые не смогли пожать плоды 4-й промышленной революции… Маленькая Швецария каждый год экспортирует гораздо больше высокотехнологичной продукции, чем Россия… в 3–4 раза больше! Почему?
Академик Мельников: Холод - это богатство нашей страны
Академик Мельников: Холод — это богатство нашей страны  24
26.04 / 18:21
Нынешней весной исполнилось 33 года научной деятельности в Тюмени академика РАН Владимира Павловича Мельникова. Почти сказочная цифра, за которой стоит многое — личные успехи, проблемы, становление академической науки в Тюменской области.
Олег Архипов: После криминальной «десятки» хочу заняться Конан Дойлем
Олег Архипов: После криминальной «десятки» хочу заняться Конан Дойлем  15
15.04 / 17:21
Он написал уже семь книг. Каждая следующая работа становится острее и ярче предыдущей. Только улеглись споры-разговоры по поводу книг из серии «Смерть под грифом «Секретно», посвященной загадочной гибели группы Дятлова, он берется за тему, на которую многие не решаются говорить вслух даже сейчас — о криминальных группировках Тюмени образца 90-х.
Татьяна Ишкова решила голодать до победного конца. Новые подробности
Татьяна Ишкова решила голодать до победного конца. Новые подробности  115
04.04 / 20:00
У стен администрации Тюменского района идет голодовка до победного конца. Началась она 1 апреля, и это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
Алексей Салмин: «Мы стоим у воды и страдаем от жажды»
Алексей Салмин: «Мы стоим у воды и страдаем от жажды»  5
02.04 / 15:22
За пять лет руководства Федерацией зимнего плавания Алексей Салмин пришел к выводу, что пора систематизировать опыт, обобщить информацию, как-то изложить ее и выходить на федеральный уровень.

Все новости из рубрики «Интервью нашего города»

Реклама:




Архив

Интервью

Новости от Нашгород.ру

Северное волокно
© 2002—2017, OOO «Наш Город РУ», Тюмень, Все права защищены © При использовании материалов ссылка обязательна.
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77–20303 от 29 декабря 2004 выдано Федеральной службой по надзору
за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. © Разработка — студия «Автограф»