Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Мнения тюменцев
Ronaldo72
25.09.2017 в 18:38
Единственный человек, с которым общался последние лет 5, уехал в другую страну работать. Вот прошвырнулся я сегодня по центру, пока солнышко греет, понял,…
30 16398
Rusuranu
13.09.2017 в 12:28
Республики 94. Говорят, будет парковка. Экскаватор уже вплотную подобрался к относительно недавно посаженным деревцам. Когда-то здесь было так Фото…
1 13863
Все мнения тюменцев
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
21.02.2010 / 22:37
Пьер Амойял: «Похищение скрипки Страдивари для меня сравнимо с потерей ребенка»

Пресс-конференция с художественным руководителем, дирижером и солистом камерного ансамбля «Виртуозы Швейцарии» («Камерата Лозанны») Пьером Амойялом состоялась 19 февраля в Тюменской филармонии.

Говорят, у Вас есть русские корни. Так ли это на самом деле?

— Что касается моих предков, я не располагаю здесь очень точной информацией. В любом случае мой дедушка родился в Одессе, он был сиротой и воспитывался в детском доме. И однажды в школе было культурное мероприятие, и когда дедушка был на сцене к нему подошел маленький мальчик. Этого мальчика звали Яша Хейфиц. Впоследствии он стал моим учителем.

Расскажите о той программе, с которой приехали в Тюмень.

— Первое произведение, которое я буду исполнять, принадлежит Джузеппе Тартини, который являлся современником Страдивари. Он принес очень много изменений в технику игры на скрипке. Что касается великих скрипачей, таких как Вивальди, Паганини, они, конечно, очень много для развития скрипичного искусства, но Тартини, на мой взгляд, больше принес в технику игры. Первое исполнение, которое мы будем исполнять это «Концерт для скрипки с оркестром ми минор» Тартини. Вторым номером будет «Октет», написанный Феликсом Мельдесоном для восьми музыкантов. Я должен сказать, что Мендельсон является особенным композитором, который достиг в своем творчестве не только совершенства, но он еще и творил вдохновенно. И третьим произведением мы исполним известное творение Петра Чайковского «Воспоминания о Флоренции». Это тоже очень емкое произведение, которое содержит богатейший потенциал, и даже если это произведение будут исполнять 12 музыкантов, оно будет звучать так, словно его исполняют 50 человек.

Поведайте о своем ансамбле.

— В ансамбль я пригласил молодых музыкантов из разных стран. Двое русских музыкантов, двое немцев, два японца, одна француженка, один турецкий музыкант. И я хочу сказать, что все эти музыканты получили самое высокое музыкальное образование, но они пока еще не принадлежат профессиональному музыкальному миру. Мы пригласили их в оркестр, как я считаю, в самый расцвет их творческого потенциала, тогда, когда они готовы раскрыть все свои возможности. У меня такое ощущение, что именно поэтому наши музыканты так нравятся зрителям, это очень талантливые молодые люди.

Расскажите о том времени, когда вы были учеником. Каким Яша Хейфиц был учителем, и каким вы были учеником?

— Я думаю, что Яша Хейфиц — это один из самых выдающихся скрипачей и педагогов. Он, конечно, был исключительно требовательным, но одновременно очень сильным скрипач. Я думаю, что со временем его имя будет звучать среди таких имен, как Паганини, Винярский. Конечно же, я старался научиться всему самому лучшему у своего учителя, но в свое время он говорил моей маме, что нет хороших преподавателей, есть хорошие ученики. Но я считаю, что одно не может заменить другое. Самый хороший преподаватель не может сделать из ученика, который недостаточно работает над собой, блестящего музыканта. Или если не самый хороший педагог будет учить старательного ученика, результат может быть тоже не самым замечательным. На мой взгляд, я постарался взять у него все самое лучшее. Нужно сказать, что Яша Хейфиц жил с восемнадцати лет в Калифорнии, но он часто крутился в русской среде, общаясь с ним, я испытывал ощущения, которые испытывал в своей семье.

Трудно ли вам и вашему коллективу без дирижера?

— Я должен сказать, что игра без дирижера — это вызов. Это очень сложно, но в такой ситуации каждый из музыкантов старается, наверно, прислушаться к другому, как можно лучше сыграть, это требует как можно больше репетиций. В результате, наверно, получается нечто интересное и замечательное, потому что бывают музыканты, которую всю свою жизнь репетируют, стараются для того, чтобы стать солистами оркестра, а когда они становятся артистами оркестра и в этом оркестре есть дирижер, они успокаиваются и дальше не развиваются, не растут. В нашем коллективе, когда мы вместе собираемся, молодые музыканты, у которых немного опыта, учатся общаться, репетировать вместе и открывают что-то новое, достигают новых высот. Я хотел бы сказать, что я очень много путешествовал по белому свету, много гастролировал, на протяжении тридцати лет я солировал, одновременно с этим я вел и преподавательскую деятельность. Я понял, что мне интересно не только быть солистом оркестра, но и преподавателем. Преподавательская деятельность — мое любимое занятие. Создав этот оркестр, я смог соединить два своих пристрастия — любовь к игре на скрипке и работу педагога.

Что чувствуете, когда играете на скрипке Антонио Страдивари «Коханьский»?

— Очень трудно описать то, что чувствует скрипач, когда играет на своей скрипке, потому что скрипка очень близко прилегает к телу и переживаешь, чувствуешь те вибрации, которые производит инструмент. Я должен сказать, что эта скрипка долгое время провела в Санкт-Петербурге, она принадлежала царю Николаю II. Она помнит о русских скрипачах и поэтому, когда я всякий раз играю на этой скрипке, я очень многое ощущаю и о многом думаю.

У вас однажды похитили эту скрипку. Что вы чувствовали и верили ли в то, что она вернется?

— Я думаю, что это можно сравнить с состоянием родителя, который потерял своего ребенка, или музыканта, который потерял свой голос. Но я был уверен, что скрипку найдут.

Инна Пахомова

Источник: собственная информация
Просмотров: 2557 | Версия для печати
Читайте новости по темам: Тюмень, Музыка
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме