Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
20.04.2010 / 13:15
Тори: Руфинг - хорошая альтернатива посиделкам в подъезде

Тюменской девушке по имени Тори не сидится на месте, именно поэтому она выбирает экстремальное времяпровождение — лазание по крышам или, по-другому, руфинг (от англ. Roof — крыша).

Она организовала в социальной сети «В контакте» группу единомышленников, в которую входят более двух тысяч жителей нашего города. Почему это направление приобрело столь внушительный размах, у Тори узнал корреспондент NashGorod.ru.

На интервью девушка пришла не одна — для моральной поддержки к ней присоединился молодой человек Гриша, уроженец Кургана, который принял активное участие в разговоре.

Руфинг для тебя — хобби, смысл жизни или что-то еще?

Тори: — Лазить по крышам для меня — увлечение. Есть люди, для которых это смысл жизни, а для меня это просто альтернативное времяпровождение. Я занимаюсь этим почти два года, организовала группу «В контакте», посвященную тюменским крышам. Раньше она была открытой всем, а пару месяцев назад я ограничила доступ к ней: информация о крышах, на которые лазили руферы, в ней, возможно, попала не по адресу, и их закрыли.

Почему ты решила организовать такую группу?

Тори: — Я сама не из Тюмени, здесь никого не знала, как и об открытых крышах, поэтому искала компанию. Пока жила в Нижневартовске, особого желания забираться не было, а в Тюмени — появилось. Решила найти единомышленников.

И многие в Тюмени этим увлекаются?

Тори: — Учитывая, что в группе состоит более двух тысяч человек, да. Правда, не все появляются на «сходках», кто-то ходит в одиночку. Любители крыш регулярно собираются вместе, скоро должно быть открытие сезона. Правда, пока никак не можем найти крышу — большинство крыш, на которые мы взбирались в прошлом году, закрыли.

Сколько людей собирается на «сходки»?

Тори: — На первые «сходки» приходили максимум 15 человек. На одной из недавних было около 20 человек, но я не ходила…

Гриша: — Когда компания настолько большая и народ мало друг друга знает, то все разбиваются по кучкам, и ты сидишь со своими друзьями. Возникает вопрос, зачем ты позвал остальных, если мог посидеть без лишнего шума в своей компании.

Тори: — Если ты знаком в компании с большинством людей, то чувствуешь себя более спокойно, знаешь, что человек и сам не упадет с крыши, и тебя не скинет. Я чувствую постоянную ответственность, потому что организую эти «сходки», приглашаю людей. Сижу и смотрю за всеми, чтобы никто к краю не подошел, куда не надо не полез. Расслабиться и отдохнуть в такой ситуации, конечно, сложно.

Гриша: — Никогда нельзя алкоголь с собой брать.

Тори: — У нас один парень на первой «сходке» выпил две бутылки пива и, хотя крыша была более-менее безопасной (ограждения высотой по колено), он свесился с нее всем телом и только руками держался за край. Было страшно за него, тем более что там находились только я и моя подруга — мы визжали как резаные.

Гриша: — Это человек, который и в трезвом состоянии может то же самое сделать. А вообще алкоголь может заставить человека вести себя безрассудно.

А что еще нельзя делать на крышах?

Тори: — Костры жечь, хотя иногда очень хочется, потому что на крыше бывает прохладно. Конечно, когда сидишь на крыше, лучше не привлекать к себе внимания. Хотя в Тюмени случаев, чтобы звонили и вызывали милицию, не было. Большинство людей (не хочу никого обидеть) серая масса, у которой дом — работа — работа — дом или дом — учеба — дом — учеба, никаких увлечений, интересов, они, в принципе, голову редко поднимают, даже не замечают людей на крыше. Хоть и немного людей, которые могут заметить руферов, лучше сильно не кривляться, не шуметь, не привлекать внимания. А так, в принципе, можно делать что хочешь. Например, на одной из «сходок» несколько людей на велосипедах было, на них гоняли и по крыше.

Когда вы открываете сезон?

Тори: — Весной, потому что безопаснее лазить по крышам без снега. Зимой собираемся, но не лазим — холодно, да и опасно.

С какими еще опасностями сталкиваются руферы?

Тори: — Милиция. Один раз и мы сталкивались с ними, буквально на прошлой неделе, но не в Тюмени, а в Кургане. Мы забрались на крышу, и там нас нашли. Объяснили: «Позвонили из соседнего дома, увидев вас на крыше — забеспокоились жители». Но никакого наказания или задержания не последовало: переписали, проверили, не находимся ли мы в розыске, и отпустили. Последнее время в группе появилась тема об этом, и я поискала по юридическим сайтам информацию — не могу сказать, что руфинг — это законное дело. Конечно, в тюрьму за это не посадят, но и привлекать к себе внимание милиции тоже не очень хочется. Особенно, когда бывают «сходки» по 20 человек, пока всех перепишут, очень долго ждать приходится. Смотря какая милиция попадется: некоторые отпустят, а другим попробуй докажи, что ты не воровал провода или еще что-нибудь. Когда крыша открыта — нет замков, то это еще более-менее законно, а когда ты пролазишь через прутики или заграждения, то уже нарушаешь закон. Кто-то говорит, что нельзя лазить, потому что крыши — это хозяйственные помещения для организаций, обслуживающих дом.

Где больше развито движение руферов — в Тюмени или Кургане?

Гриша
: — В Кургане с этим вообще «глухо», там есть одна крыша, на которой мы и были, но она проходной двор. Находится на отшибе — минут двадцать добираться из города. В субботу и воскресенье там делать нечего, потому что крыша забита. Нашли еще одну, но там надо пролазить — если худенькая девушка сможет это сделать, то я уже нет. Но милиция о них знает, строго следит (видимо, у них были случаи), поэтому каждый, кто забирается на крышу, попадается.

Какие пути проникновения на крышу вы используете?

Тори: — Самое простое, когда открыта дверь — ты спокойно проходишь. Некоторые сидят по два часа и пилят замки. Некоторые достают ключи, делают копии и потом наслаждаются видом с крыши. Конечно, о таких крышах не распространяются. Я тоже мечтаю достать ключи от своей крыши. Можно сказать, что тебе нужно установить антенну на крыше и таким образом заполучить ключики. Главное в этом деле наладить отношения с управляющей компанией.

А как вы в подъезды заходите, что в домофон жильцам говорите?

Тори: — Говорим, что ключи забыли, или что газету принесли, разное… Иногда позвонишь — тебе ничего не отвечая открывают. Обычно выбираешь квартиру наугад, хотя есть определенная методика — звонить в квартиру, где окна не выходят во двор. Потому что не обрадуются толпе народа, которая хочет попасть в подъезд.

А бывает, что, когда заходите, жильцы из дверей выглядывают и говорят: «Куда пошли!»?

Гриша: — Нет. На первые этажи мы не звоним, а если в доме больше пяти этажей, то есть лифт. Поэтому радостно проезжаем мимо.

На скольких крышах ты уже побывала?

Тори: — На пяти, а больше не могу вспомнить… Есть люди для которых это смысл жизни, а для меня это просто альтернативное времяпровождение, поэтому я на этом не зацикливаюсь — если есть возможность, то иду на крышу.

Гриша: — Есть люди, которые связывают свою жизнь с экстримом, забираются на крыши — фанаты фильма «Ямакаси». Конечно, фильм не совсем про крыши — герои там лазят по домам. Начинается «Ямакаси» с того, что герои забираются по стене на огромное здание. Что-то вроде паркура.

Тори: — В Тюмени такие если и есть, то их единицы. Есть знакомые трейсеры, которые хотели попадать с пятиэтажек на девятиэтажки, по пожарным лестницам забираться, но, по-моему, они так и не сделали это.

Знаю, что в Питере крыши подразделяются на легко- и труднодоступные, в зависимости от того, какая подготовка нужна, чтобы туда взобраться. А в Тюмени такое есть?

Тори: — Пожалуй, нет. Самой опасной была стройка. Непосредственно перед крышей лестница была недостроена: вместо ступенек были уголочки, на которых лежали шатающиеся доски, и не все они были на месте — приходилось через 2–3 ступеньки переступать. Это было страшно. Поначалу девочек мало собиралось, так визг на всю стройку был. На последние крыши свободный доступ был, проникали без проблем. На одну из крыш я лазила по пожарной лестнице: сначала на кондиционер, потом еще куда-то и затем только по лестнице. Но я экстремальная девушка, поэтому мне было не очень страшно. Сноубордингом занимаюсь, хотя, по-моему, сейчас это не считается экстримом.

А вообще информация о доступных крышах достаточно закрытая?

Тори: — Да, особенно если учитывать, что ее сейчас практически нет. Я сейчас только примерно знаю, где находится, но точный адрес мне неизвестен.

И чем же вы занимаетесь, покорив надквартирное пространство?

Тори: — Если в узком кругу, с друзьями, то общаемся. Когда же берем с собой новых людей, то это помогает с ними наладить контакт, узнать получше. Фотографируемся.

Думаю понятие «залезть на крышу» помимо описания процесса наполнено и каким-то дополнительным смыслом. Есть ли для вас в этом определенная философия?

Тори: — Ну, это лучше, чем пить пиво в подъездах. Это просто альтернативное место сбора, наслаждение красотой и в меньшей степени экстрим.

А были у тебя любимые крыши, которые в этом году оказались закрыты?

Тори: — Была знаменитая крыша — стройка на Мельникайте, на пересечении с ул. Геологоразведчиков, одиннадцать или двенадцать этажей. Отличная крыша, чтобы туда попасть, нужно было только через забор перебраться. А сейчас закрыли — видимо, достраивают дом, и залезть туда сложно. Была крыша на Республики возле «Востока». Тоже закрыли, еще в прошлом году.

Увидев на крыше высотного здания человека, не удивляйтесь и не спешите звонить в милицию. Скорее всего, это представитель поколения «руферов», бодрящий «коктейль» из эстета и экстремала, стремящего вырваться из обыденности и подзарядиться яркими впечатлениями. Ведь забраться на крышу — это само по себе приключение.

Ирина Шарова

Источник: собственная информация
Просмотров: 5530 | Версия для печати
Читайте новости по темам: Экстрим, Отдых, Тюмень
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме