Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Мнения тюменцев
Ronaldo72
25.09.2017 в 18:38
Единственный человек, с которым общался последние лет 5, уехал в другую страну работать. Вот прошвырнулся я сегодня по центру, пока солнышко греет, понял,…
30 15494
Rusuranu
13.09.2017 в 12:28
Республики 94. Говорят, будет парковка. Экскаватор уже вплотную подобрался к относительно недавно посаженным деревцам. Когда-то здесь было так Фото…
1 13105
Все мнения тюменцев
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
20.09.2010 / 12:45
Семья или бизнес - на чем поставить акцент?

Плюсы и минусы семейного бизнеса обсуждали на круглом столе в Тюмени представители семейных компаний, банков, власти. И хотя тему организатор — «Тюменский бизнес-журнал» — обозначил как «Бизнес по наследству», речь шла именно о семейном бизнесе, когда в деле участвует несколько членов семьи.

Чего больше в семейном бизнесе — плюсов или минусов? Точно подсчитать участники обсуждения не смогли — очень уж он разный, этот семейный бизнес. Вспоминая высказывание классика, что каждая несчастливая семья несчастлива по-своему, можно сказать, что и семейный бизнес в каждой семье предпринимателей строится по-своему. Очень много нюансов, очень многое зависит от характеров и взаимоотношений в семье, ожиданий и целей.

Несмотря на то, что «формула успеха» тюменского семейного бизнеса найдена не была, разговор получился интересным. Возможно потому, что был он достаточно откровенным, личным и такая тональность была задана с самого начала.

Модератор круглого стола генеральный директор ИД «Мегаполис» Станислав Дейнека напомнил, что во всем мире действует принцип старт-апа, который называется «Три f»: для успешного начала бизнесу нужна поддержка family, friends, fools (семьи, друзей и дураков). И предложил первый блиц-опрос участникам круглого стола — рассказать о личном опыте построения семейного бизнеса.

Ответами были маленькие истории о том, как и почему в дело было вовлечены (или ушли из него) дети, супруги, родители, братья…

Генеральный директор консалтинговой компании «Прэфиш» Сергей Шатохин: Не навязывал и не советую навязывать семейный бизнес детям. Они сами должны прийти к выводу о том, что это их кусок хлеба. Я питаю надежды, что передам свой бизнес дочери. Начал присматриваться к ее возможностям еще со времени учебы в школе. По образованию она психолог, работала в компании «Уралсвязьинформ». У меня начинала с рядового специалиста, сейчас мой заместитель по общим вопросам. Считаю, важно, чтобы человек вначале три-пять лет поработал в другой компании — он придет в семейный бизнес со своим видением.

Финансовый директор «Гран-При» Антонина Патрушева: Мы с сестрой Таисисей продолжаем бизнес, который основали родители. Семейное дело зародилось, когда мне было 10 лет. На моих глазах этот бизнес проходил становление — рос, преодолевал трудности в кризис 98-го. Я училась, в том числе на ошибках, которые родители не скрывали от нас. Уже получив два высших образования, поняла, что хочу продолжать дело. Считаю, что решение — вливаться ли в дело — должно быть полностью ребенка. И оно должно быть взвешенным, ответственным.

Директор юридической фирмы «Арбитраж» Михитар Вердин: На этапе создания бизнеса пытался привлечь в дело своего брата, он тоже юрист. Однако из-за отсутствия у него интереса я остался в этом бизнесе один.

Директор консалтингового агентства «ИнтерАктив» Ярослав Панькив: Когда вторая половина включается в семейный бизнес, бизнес продолжается и в семейный стенах. Происходит утрата чудесного формата женско-мужского общения. Это очень рискованно для семьи. Женщина становится бизнес-партнером, а не женщиной вдохновляющей по жизни.

Председатель коллегии адвокатов «Тесло» Сергей Чернецкий: Я руководил юридической фирмой, где работала и моя супруга. Ничего хорошего из этого не получилось. И жена приняла правильное решение — занялась своим бизнесом.

Архитектор Андрей Табанаков: Родители — проектировщики, конструктора. Я тоже занимаюсь строительным проектированием, только я архитектор. Наставником моим был отец, который в 90-ые годы, когда было плохо с зарплатой, заставил приехать из Екатеринбурга в Тюмень и работать у него в компании. Мой ребенок не пошел, к сожалению, по моим стопам: дочь получает образование менеджера. В моем бизнесе мать и брат. Проблема — в лидерстве, управлении, потому что все — творческие люди. Еще одна проблема — разные представления о бизнесе у старшего и младшего поколений.

Директор АН «Этажи» Ильдар Хусаинов: Мама основывала компанию, точнее, мы начинали вместе, но на первом этапе ее вклад был наибольшим. Я просто был рядом, наблюдал. Затем я подготовился как следует, и последние пять лет руковожу компанией, а мама стала моим заместителем. На мой взгляд, наш опыт семейного бизнеса довольно удачный. У меня растет дочь, я надеюсь, что смогу передать компанию ей, поэтому могу строить долгосрочные планы — это очень важно для бизнеса.

Председатель коллегии адвокатов № 1 Евгений Хабнер: Отец около 40 лет работает адвокатом, я получил юридическое образование по его настоянию. В 99 году я создал коллегию адвокатов, которая продолжает работать и сегодня. Отец работает в этой коллегии. Хотя первое время было тяжело — отец не хотел подчиняться, он говорил: яйца кур не учат. Но он смог переступить через это. Семейный бизнес это удобно — я могу поехать отдыхать или на семинар, оставив за себя отца, которому полностью доверяю и могу положиться. У меня четверо детей, скоро родится пятый. Старшему сыну 15 лет, пытаюсь приучить его к бизнесу, но вижу, что пока еще рановато. Не знаю, пойдет ли он по моим стопам.

Директор по развитию ГК «Маркетинг-Консультант» Андрей Разуваев. В семье нас трое братьев, отец — электрик, мама — инженер. Лет с 14–15 мы с братом занимались торговлей книгами, газетами. Старший брат Сергей открыл свою компанию, я после вуза — свою, производственную. Родители бурно поддерживали нашу предпринимательскую деятельность. Но меня они не поняли, когда я решил оставить свой бизнес: почему надо оставлять то, что приносит деньги? Я ушел работать к старшему брату, и мы вместе уже семь лет. Младший брат, поработав немного с нами, открыл свою фирму по производству стройматериалов.

Как отметили участники круглого стола, родственные отношения, связи (родственников по крови), как правило, более прочные, долговечные, чем отношения супружеские. Отсюда и отрицательный опыт построения семейного бизнеса — как правило, конфликты возникают в ситуациях, когда власть, собственность в компании начинают делить бывшие супруги.

В европейских странах 70–80% занимает семейный бизнес, в России — около 70%. В Тюменской области тоже достаточно много семейных предприятий, отметил начальник отдела Фонда развития и поддержки предпринимательства области. Антон Машуков. Он отметил, что обычно в семейном предприятии есть человек, который является очевидным лидером. У него есть возможность занять в деле близких родственников — так создается общее дело. Но пока совсем немного тюменских примеров, когда бизнес передается по наследству, от одного поколения к другому.

Представители юридической, консалтинговой компаний сообщили: к ним приходят участники семейных предприятий в конфликтных ситуациях, и подобных дел в области сейчас много. Однако нельзя число таких обращений считать показательным — те, у кого в семейном бизнесе нет острых конфликтов, просто не обращаются за помощью в такие компании.

Участники обсуждения отметили и такой момент: в семейном бизнесе многое построено на доверительных отношениях. Это плюс, но это же может быть и минусом предприятия — бизнес-процессы не отстроены, при выходе из дела главы предприятия есть риск, что все просто-напросто обрушится.

Директор «Тюменского бизнес-журнала» Полина Гаранина рассказала, что опрос о желании передать свой бизнес по наследству проводился среди московских предпринимателей. Многие из них ответили, что бизнес — это очень тяжело, а они хотели бы для своих детей более легкой жизни.

Для Тюмени такая ситуация, судя по дискуссии на круглом столе, не характерна. Только одна из участниц отметила такую причину ухода из семейного бизнеса, причем не от лица «отцов», а от лица «детей». «Мне не хочется заниматься тем, чем занимаются мои родители — торговлей, — сказала юрист коллегии адвокатов „Тесло“ Юлия Фатхуллина. — Мне больше хочется самоутвердиться в чем-то своем. И еще. Я видела, как трудно доставался родителям бизнес, каким трудом они достигали успеха. Мне хочется более легкого и динамичного».

Второй момент, который выделили в этом вопросе участники дискуссии, касается целей бизнеса. Когда цель — только заработать деньги, то на каком-то этапе действительно нет смысла передавать дело следующему поколению. Денег может быть заработано достаточно, на несколько поколений вперед. Но когда бизнес — это не только деньги, но и хобби, возможность реализовать себя, тогда ситуация меняется.

Это подтвердил и еще один блиц-опрос участников дискуссии. Им предложили ответить на вопрос, готовы ли они продать свой бизнес. Однозначно «нет» ответил Евгений Хабнер: «Мне важны не деньги, а возможность научить детей делу, — сказал он — У меня ужасный сайт, потому что я поручил его сделать сыну, который хотел стать программистом. Год он занимался этим сайтом, но ничего хорошего не вышло. Я потерял на этом клиентов, которых мог привлечь через Интернет, но зато сын смог себя попробовать в деле. И теперь он уже не хочет быть программистом».

Готов продать, но не по рыночной цене, а по цене намного выше бизнес Ильдар Хусаинов: «Все зависит от суммы. Если за эти деньги я могу построить бизнес-процессы втрое лучше, то почему бы и не продать». По иной причине готов продать бизнес в Тюмени Андрей Табанаков: «Некуда развиваться в Тюмени. При этом есть возможность делать то же, но в другом городе».

Есть ли в Тюменской области программы поддержки именно семейного бизнеса? Отвечая на этот вопрос, начальник отдела департамента инвестполитики и господдержки предпринимательства Артем Меняйло сказал, что в этом нет необходимости. Предприниматели, ведущие семейный бизнес, могут получать все виды государственной поддержки. Кроме того, работают программы по самозанятости и самообеспечению, где предпринимателям также может быть оказана финансовая помощь для создания семейного дела.

Управляющий «ИнвестКапиталБанком» Владислав Самойлов и менеджер ВУЗ-банка Елена Еремина отмечали, что при рассмотрении заявок на кредит их банки учитывают как плюс тот факт, что предприятие семейное. Но с ними не согласились Андрей Табанаков и Михитар Вердин. Первый сказал, что по его богатому опыту обращения в банки, учитывается при кредитовании только одно — стоимость залога. Второй сообщил, что у семейного бизнеса нет правовой базы. Между тем, разработка такой базы могла бы способствовать развитию и этого вида бизнеса, и экономики в целом.

Источник: собственная информация
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме