Как красавица доросла до телеведущей  13
14.08 / 16:51
    
18
августа
25.10.2010 / 11:45

Ольга Редина: Работа учителя — это роман с продолжением

Ольга Редина: Работа учителя - это роман с продолжением

Тюменка Ольга Редина стала лауреатом всероссийского конкурса «Учитель года-2010», который проходил в Магнитогорске в конце сентября — начале октября. Выпускница филологического факультета ТюмГУ, учительница русского языка и литературы с 17-летним стажем вошла в «пятнашку» лучших педагогов страны, лично пообщалась с президентом страны и вернулась в родной город, к своим ученикам в гимназию № 1.

Ольга Владимировна поделилась своими мыслями о конкурсе, учительском труде и собственном призвании с корреспондентом Nashgorod.ru.

О школьных годах и выборе профессии

В школе я училась почти блестяще, но склонности мои к гуманитарным наукам привели к тому, что по химии, алгебре и геометрии у меня в аттестате четверки, а по остальным предметам — пятерки. С тех пор, как я окончила школу, система образования изменилась. Я сейчас всерьез пытаюсь понять, смогла бы я так же легко и успешно учиться сейчас? Все-таки была в образовании брежневской и горбачевской эпохи какая-то заданность, и эта предсказуемость образовательного процесса была даже ребенку понятна. Была определенная траектория, сейчас же информации много, и школа порой призвана не столько научить ребенка, сколько помочь ему разобраться в потоке информации.

Не могу сказать, чтобы в школьные годы я думала о том, что могу быть учителем. Но на педагогов, которых посылала судьба, я смотрела, как на определенную вероятность собственной судьбы. Моя учительница русского языка и литературы в школе Татьяна Николаевна Куроедова — особенный, совершенно уникальный человек — проработала в школе ровно столько, сколько училась моя параллель. Она нас взяла, выпустила, а потом, по своим жизненным обстоятельствам, оставила школу. Но те годы, которые мы с ней провели, убедили меня в том, что филологическое образование — это высочайшее качество. При упорстве человека и его желании оно станет жизненным подспорьем: филолог может работать где угодно, потому что этот человек умеет работать с информацией, с текстами, умеет общаться и языком владеет в совершенстве.

Вообще в моей школе были очень яркие учителя с активной жизненной позицией, что в коммунистические годы не часто встречалось, с убеждениями. Люди, которые работали, как жили — они не ходили на работу, они ходили жить.

То, что педагог — это наставник и товарищ, я поняла, общаясь в детстве с преподавателями дополнительного образования клуба «Кижеватовец». Эти люди мне показали, что педагог — это не с 1 сентября по 31 мая, а на круглый год и на всю жизнь. И мне кажется, что по-другому уже и быть не может.

А всерьез думать о том, что могу работать кем-то еще, кроме учителя, я не успела: пошла работать в школу после окончания третьего курса. Когда у меня на руках оказался диплом, я уже была специалистом с двухлетним стажем. За это время я увидела в школе какие-то возможности для себя. Мне стало по-человечески любопытно, что будет в моей жизни дальше. Даже мыслей не было, что я должна искать что-то другое. Я ощущаю необходимость в общении с детьми, с которыми работаю.

О первых учениках

Я пришла работать в ту школу, которую окончила, и окружали меня, уже как коллеги, мои учителя. Для вхождения в процесс они предложили мне очень щадящий режим: дали всего один класс, получалось один-два урока день. При этом ученики в том восьмом классе с литерой «А» были с повышенным уровнем образовательных потребностей, с мотивацией. Старшие коллеги решили, что молодая студентка по темпераменту, по живости обязательно этим запросам учеников будет соответствовать.

Класс был очень интересный! Им всегда хотелось подменять урок общением. Эти дети, безусловно, хотели углубления в предмет, но им всегда хотелось близкого контакта, они стремились сократить дистанцию с учителем. Но это все равно работало на знания. Таким образом, сложилось и человеческое общение, и предметное. Однако первое время мне было сложно организовывать учебный процесс.

Помню, я стояла у доски и рассказывала детям все, что знаю сама. Потом коллеги намекнули, что нужно, чтобы и ученики что-то делали самостоятельно. Позднее я поняла, что главная задача учителя — сделать так, чтобы ребенок понял, зачем ему нужен предмет, научился работать самостоятельно и впоследствии обходился без учителя. Если ты не можешь придумать, как мотивировать ученика — сиди и думай, иначе к уроку ты не готов. Мои преподаватели научили меня, что учитель — это в какой-то степени и актер, и режиссер, и менеджер. Он должен всех координировать, все организовывать. И в этом не может быть предела совершенству — несмотря на опыт и стаж, еще многому нужно учиться, есть, куда идти. Именно тот класс и задал мне эту траекторию. Остановиться не могу до сих пор.

Когда человек приходит на работу и понимает, что с его приходом начинается что то, что без него было бы невозможно. Это неподражаемое ощущение. Каждый, кто занимается своим делом, меня поймет. Ни проценты, ни итоги, не оценки в журнале не передают этого ощущения. Ради этого стоит жить! Работа учителя — это такой роман с продолжением!

О детях 90-х и современных учениках

Родители моих учеников 90-х годов — до мозга костей советские люди в хорошем смысле этого слова, с уважительным отношением к школе, с пониманием долга семьи перед обществом. Тогда родителям не нужно было объяснять, что домашнее задание детей нужно проверять. Современные дети — дети современных родителей, отдельно от семьи я их отказываюсь рассматривать. Они другие — свободнее, легче, но даже сами родители жалуются учителям, что их ребенок поверхностный, необязательный. Не снимая с учеников ответственности, считаю, что это черта времени.

Среда, в которой формировались дети 90-х, была очень нестабильной, началось резкое деление общества на слои. Но дети успели побыть октябрятами, у них было отношение к учебе, как к долгу, работе, обязательству. Им было проще: они верили, что взрослые им готовят безболезненный переход в жизнь. Сейчас очень тревожное время, расколотое информационное пространство. Я ощущаю хаотичность, которая окружает детей, в их ответах, письменных работах. Их сознание не может быть цельным, и в этом виноваты взрослые. В жизнь ребенка вмешались источники информации — телевидение, интернет, родители вовремя не расставили границ, а теперь уже поздно. Мало кому из детей удается понять, что им действительно нужно, они хотят всего и сразу, потому что их окружает готовое знание, клише, которые остаются как в сознании, так и в речи.

Поэтому, когда я сравниваю выпуски 1999 и 2009 годов, между которыми 10 лет, я понимаю, что они оказываются в разных условиях после того, как покидают школу. Среда для детей 90-х была более комфортной, более человечной, более предсказуемой с точки зрения логики. Нынешним детям сложнее.

Идет время, ученики становятся другими и учитель тоже должен меняться, иначе ему будет тяжело в школе. Сейчас я учу уже детей своих ровесников. Я вижу, что у меня меняется тональность, угол зрения. Эта изменчивость должна осознаваться учителем: никогда не будет одинаково.

О читательских привычках и педагогических методах

Литература очень важна, потому что чтение учит самостоятельно делать выводы и оценивать. Суждение о том, что современные дети мало читают, слишком обобщенное. Я, как учитель, могу констатировать другое. Всегда видно, когда кто-то из учеников пытается подменить чтение собственное каким-либо суррогатом вроде краткого содержания или пересказа соседа по парте.

Если современный ребенок совсем не читает, то это связано с семьей. В тех случаях, когда дома нет ничего, кроме программы телепередач и глянцевых журналов, ребенок, безусловно, заложник этой среды. Ему привить любовь к чтению будет проблематично.

Другой тип — ребенок почитывающий. Это такой амбициозный подросток, он не может заставить себя читать все, потому что ему лениво, но при этом быть на уровне ему очень хочется. Мне кажется, обязанность учителя — эту мотивацию вытягивать, особенно учитывая то, что сейчас дети быстро взрослеют и рано начинают многое понимать про жизнь. Из-за этого литература часто кажется подросткам искусственной. Если ребенок в 12 лет нагружен взрослыми проблемами и мыслями, его сложно погрузить в книжную действительность. У многих детей родители разводятся, судятся, делят детей. Ребенок видит все это, и у него нежелание читать имеет другую основу.

Дети, радостно готовые читать все, тоже не всегда однозначно счастливы и в предмете, и в жизни. Потому что есть те, кто просто поглощает книги, но уже в них запутались. И нет возможности навести порядок в знаниях без помощи учителя. Но есть и дети, которые себе планируют образование. Тут я могу сказать, что это точно заслуга семьи. Если в доме есть книги, их читают и обсуждают, то ребенку ничего другого не остается.

Если же ученик с детства привык, что ответ на любой вопрос можно найти в интернете, бороться с этим сложно. Противопоставить можно только работу во время урока. Я, как учитель, стараюсь сделать общение как можно более интерактивным, чтобы аудитория оценивала тот продукт, который ей предоставляют. Лекционно-семинарская система позволяет это делать. Если учитель осведомлен еще и о том, что есть дети визуалы, аудиалы, кинестетики, он должен ненавязчиво уравновесить эти потоки в учебном процессе. Нужно, по крайней мере, думать об этом. Также нужно думать о том, к каким наукам склонен ребенок, хочет он выступать на уроке или слушать других.

Наши семинары похожи на ток-шоу. Главной фигурой является выступающий. Он готовится по определенной теме и старается преподнести материал аудитории так, чтобы это было интересно. Ведь оценивается не столько информация, сколько подача. При этом роль учителя — взаимодействие между выступающим и слушателями, надо организовывать процесс общения. Многие дети прекрасно общаются в интернете, а на уроках не могут из себя вопрос выдавить. Этот барьер нужно преодолевать. Литература в плане саморазвития работает не столько на себя, сколько для жизни.

Вообще, моя задача, чтобы ученики старших классов получили кайф от самостоятельности — они сами решают, продолжить незаконченную тему на следующем уроке или нет. Я даю им иллюзию свободного плавания, но на самом деле все режиссирует учитель: он должен понимать, куда ведет детей, а детям должно казаться, что они идут, куда хотят. Во время урока активность ребенка должна быть направленной и, в конце концов, приводить к результату, иначе ребенок разочаруется.

О собственных литературных предпочтениях

Как человек, как филолог, как читатель порой хочешь вернуться к той или иной книге. В моей жизни таких произведений оказалось не очень много. Их авторы пришли ко мне в разном возрасте. Например, с удовольствием я перечитываю «Хождения по мукам» Алексея Толстого.

Не представляю себе жизни без романа Михаила Булгакова «Белая гвардия». Люди всегда удивляются, спрашивают, почему не «Мастер и Маргарита». Я не могу пока объяснить, но у меня есть какое-то ощущение чуть ли не этнического родства с героями, потому что мои предки родом с Украины, находились в Киеве во время гражданской войны. Когда я читала роман впервые, он меня покорил. Булгаков — он разный и, в то же время, одинаковый, простой и доступный. В романе «Белая гвардия» настолько тонкий диалог с русской классикой, такой уникальный образ дома, как символа оседлости, благополучия и благородства. Это книга прозрений, там очень загадочные сны у героев, финал замечательно красивый, как симфония. Поэтому не могу я без «Белой гвардии» обходиться.

Пушкин меня покоряет своей автономностью. Он жил частной, человеческой жизнью вне обязательств перед государством или каким-то сообществами, перед идеологией. Он совершил переворот, переделал наш язык, но в тоже время жил частной жизнью, как брат, сын, друг, муж и отец. Это непозволительная роскошь — немногие из наших классиков позволили себе пожить человеческой жизнью. Пушкин для меня — знак свободы в творчестве и в жизни.

Дорожу очень Чеховым, но пришла я к нему только сейчас. Я понимаю, насколько сложно 17-летним школьникам вникать в сознание той эпохи безвременья — довольно безрадостное и негармоничное. В школе очень сложно постигать Чехова. Поскольку я сама пришла к нему только после 30, я готова показать ученикам, что понимаю их трудности.

Удивительным знаком в моей жизни являются стихи Ивана Бунина. У него уникальная проза, но почему то, завершая определенный цикл жизни, я возвращаюсь к его стихам — о творчестве, о Боге.

Получается, что круг моего чтения он и школьно-хрестоматийный и нет. Не могу удержаться от соблазна те произведения, которые я назвала, включать в программу уроков или хотя бы дополнительных курсов.

О конкурсе «Учитель года»

Безусловно, конкурс «Учитель года» — это праздник педагогических идей. Все, что мы читаем о нем в Интернете или на бумажных носителях, не может передать атмосферы этого мероприятия. На конкурс собираются лучшие из лучших. Организуют его люди, для которых этот конкурс — образ жизни, они больны им. Принимающая сторона — школа № 5 Магнитогорска — создала удивительные условия, чтобы принять учителей, создать им комфортные условия. В школе сотрудники всегда были готовы помочь, подсказать, проводить. Дети Магнитогорска покорили всех конкурсантов своим дружелюбием, своей открытостью.

Очень яркие впечатления от конкурса остались еще и потому, что это не соревнование по большому счету, а смотр, демонстрация. Правильно, что появилась интернет-трансляция конкурса. Нужно, чтобы люди понимали, что учитель делает в классе. Система образования закрытая, из-за этого часто и возникает негатив со стороны СМИ и общества. В плане демонстрации большой аудитории труда учителя конкурс выполняет свою задачу на 100%. Кроме того, конкурс — это ретрансляция педагогических идей.

Я до сих пор живу ощущением праздника. Мне почти каждый день звонят коллеги, с которыми я познакомилась на конкурсе. Сейчас нам всем остро не хватает взаимного общения, того постоянного обмена опытом, идеями. Долго можно собираться и готовиться к конкурсу, но когда решаешься представлять свой регион на всероссийском уровне, это счастливая возможность получить обратную связь от педагогов, встретиться с другими детьми, родителями. Пространство урока нужно сделать доступнее и, благодаря конкурсу, это становится возможным.

Относительно достижений, которые дает конкурс, — это уверенность в своих силах, возможность продолжения общения и работы с коллегами из других регионов. Мне нравится мысль о том, что педагоги, которые собираются на конкурс, ретранслируют опыт приятия и любви. В каждом из участников есть готовность принимать любого ребенка, слушать и слышать его, вести за собой.

О встрече с президентом

Посещение Кремля и встреча «пятнашки» с президентом — событие неординарное, выходящее за рамки обыденности. Люди, организовавшие эту встречу, по-человечески толково подошли к ней. Нужно было, чтобы получился диалог. Не так, что учителя пришли к президенту и пожаловались ему на свою тяжелую жизнь. На самом деле большинство учителей не собираются жаловаться, они подходят очень деловито к тому, что происходит в их среде и готовы давать рекомендации, озвучивать проблему, но, ни в коем случае, не жаловаться. В этом смысле получился интересный опыт, потому что президент был готов к общению, абсолютно адекватен тем предложениям, которые озвучивали участники конкурса.

Этот разговор показал, насколько разные учителя в России и насколько они не только люди, но и граждане: общественную значимость своего труда учителя понимают очень хорошо. Хоть встреча и была по протоколу, но совершенно непротокольный разговор получился. Общение было непосредственным, живым, очень толковым, так как президент тут же давал поручения А. А. Фурсенко. Поэтому хоть и за чашкой чая, но встреча была деловая. И это очень радует.

О том, как встречали в родной школе

Я с большой радостью возвращалась в родную школу. У нас тут есть присказка, что дети, которых я учу, — это мое племя. И когда я по разным конкурсам путешествовала, меня не было в школе разные временные промежутки.

Когда был городской конкурс, я отсутствовала неделю. Вернулась, сказала: «Здравствуйте, мое племя!». Дети мне похлопали, спели песню, мы вместе попили чаю с тортом. После областного конкурса был иной накал страстей: корзиной цветов на одном колене под бурные аплодисменты зала меня приветствовал один из моих учеников. Дети подарили мне на память шикарное подарочное издание книжки «Конек-горбунок». А когда я покинула их почти на месяц, уехав на всероссийский конкурс, мне устроили прием, на который я даже и не рассчитывала. За время, пока меня не было, в кабинете появилось новое оборудование — подарок администрации. Класс был украшен шариками, а дети устроили живой коридор, через который я прошла. Кроме того, они придумали кричалки, подарили мне цветы, оформили фотоотчет о том, как они без меня жили и что делали. Я в очередной раз убедилась в том, что раз я удостоилась чести быть так тепло принятой своими учениками, значит, я все делаю правильно.

Работа учителя для меня — это удовольствие. Я трусила перед поездкой на конкурс, но добившись определенных результатов, понимаю, что среди детей не было ни одного человека, который бы захотел со мной обсуждать, почему я не на первом месте. Они не стали об этом спрашивать, в отличие от многих взрослых. И это, на мой взгляд, свидетельствует о том, какую тональность мы с ними нашли в общении. И дороже решения жюри для меня было смс-сообщение, которое я получила после открытого урока на конкурсе: «Ольга Владимировна, это точно были вы». Это значило, что я и с чужими детьми осталась самой собой, не играла роль, и мои ученики это признали. А это ведь самое сложное на конкурсе — находясь далеко от дома, от коллег и учеников, сохранять лицо и оставаться собой.

Меня часто спрашивают, изменилось ли что-то после участия в конкурсе? Изменилось только одно: я понимаю, что в профессии учителя границ быть не должно. Учитель — человек, если не свободный, то стремящийся к свободе, к уничтожению каких-то рамок. Если человек данной профессии живет с оглядкой на какие-то правила, ему будет непросто, потому что ребенок все равно свободнее взрослого. Он эту искусственность и рамочность быстро ощутит и заскучает. Правило есть только одно — правило уважения к человеку, к ученику. А стирать границы, например, между предметами можно — ведь жизнь на уроки и предметы в действительности не делится. Можно принести на урок русского языка учебник по физике и предложить детям проанализировать параграф как текст. И дети сразу поймут, что навык чтения универсальный.

Эмблема конкурса «Учитель года» — пеликан, птица с большим размахом крыльев. И, я думаю, коллеги меня поддержали бы, конкурс людей окрыляет, он заставляет двигаться дальше и убедиться, что направление выбрано верное. На месте топтаться категорически нельзя, иначе ты уже не учитель.

Фото с сайта tumentoday.ru

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация

Просмотров: 3375 | верcия для печати
Читайте новости по темам: Учителя, Интервью, Тюмень

 
 Комментарии  0  


Другие новости рубрики «Интервью нашего города»

Никита Бетехтин: Ад - это другие
Никита Бетехтин: Ад — это другие
15.08 / 15:56
Лет восемь назад тюменские СМИ много писали о начинающем режиссере — он набрал команду любителей и создал молодежный театр «Буриме». И понеслось! Однако амбициозному Никите стало тесно в региональных рамках — сейчас он сотрудничает с театрами по всей стране.
Как красавица доросла до телеведущей
Как красавица доросла до телеведущей  13
14.08 / 16:51
Кристина Смирнова — новое лицо в программе «Утро с Вами» телеканала «Тюменское время», девушка вошла в команду ведущих совсем недавно.
Надежда Павлючкова: Все самое чудесное - рядом
Надежда Павлючкова: Все самое чудесное — рядом  5
18.07 / 14:14
Возможно, у нее «неправильные» фотографии. Да и фотограф она, как сама признается, «неправильный». Но многим именно такой нестандартный взгляд на простые вещи, на бытовые сценки кажется очень интересным.
Школа перспективных исследований: прорыв в высшем образовании (ВИДЕО)
Школа перспективных исследований: прорыв в высшем образовании (ВИДЕО)  есть видео
11.07 / 11:29
В сентябре 2017 в ТюмГУ открывается принципиально новое научно-образовательное подразделение — Школа перспективных исследований. Здесь будут готовить бакалавров по социо-гуманитарным профилям, биологии и информатике, делая акцент на междисциплинарность и актуальные знания.
Семен Зенков: Во время пожара не страшно - ты не боишься, а действуешь
Семен Зенков: Во время пожара не страшно — ты не боишься, а действуешь  6
26.06 / 17:15
Тюменский пожарный Семен Зенков получил из рук губернатора важную награду — знак отличия «За мужественный поступок». В декабре прошлого сотрудник МЧС спас из горящего дома женщину с двумя детьми. Сам Семен, впрочем, не считает, что совершил подвиг. Он просто делал свою работу.
Сергей Гулевич: Слоны делают меня добрее
Сергей Гулевич: Слоны делают меня добрее
24.05 / 17:56
Слоны Большого Варшавского цирка, выполняющие различные трюки под руководством дрессировщика Сергея Гулевича, в середине минувшей неделе покорили жителей Тюмени. В областной столице в последний раз они выступят уже 28 мая.
Александр Макаров: Что общего между монолитным домостроением и виноградом?
Александр Макаров: Что общего между монолитным домостроением и виноградом?  3
14.05 / 13:31
Он во всяком деле любит нестандартный подход — будь то строительство, которым занимался всю сознательную жизнь, или виноградарство, которым увлекся несколько лет назад. И везде добивается успеха…
Александр Зверев: Изобретение без внедрения - молоко без коровы?
Александр Зверев: Изобретение без внедрения — молоко без коровы?  8
12.05 / 12:11
Россия — одна из тех стран, которые не смогли пожать плоды 4-й промышленной революции… Маленькая Швецария каждый год экспортирует гораздо больше высокотехнологичной продукции, чем Россия… в 3–4 раза больше! Почему?
Академик Мельников: Холод - это богатство нашей страны
Академик Мельников: Холод — это богатство нашей страны  24
26.04 / 18:21
Нынешней весной исполнилось 33 года научной деятельности в Тюмени академика РАН Владимира Павловича Мельникова. Почти сказочная цифра, за которой стоит многое — личные успехи, проблемы, становление академической науки в Тюменской области.
Олег Архипов: После криминальной «десятки» хочу заняться Конан Дойлем
Олег Архипов: После криминальной «десятки» хочу заняться Конан Дойлем  17
15.04 / 17:21
Он написал уже семь книг. Каждая следующая работа становится острее и ярче предыдущей. Только улеглись споры-разговоры по поводу книг из серии «Смерть под грифом «Секретно», посвященной загадочной гибели группы Дятлова, он берется за тему, на которую многие не решаются говорить вслух даже сейчас — о криминальных группировках Тюмени образца 90-х.

Все новости из рубрики «Интервью нашего города»

Реклама:




Архив

Интервью

Новости от Нашгород.ру

Северное волокно
© 2002—2017, OOO «Наш Город РУ», Тюмень, Все права защищены © При использовании материалов ссылка обязательна.
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77–20303 от 29 декабря 2004 выдано Федеральной службой по надзору
за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. © Разработка — студия «Автограф»