Никита Бетехтин: Ад — это другие
15.08 / 15:56
    
18
августа
03.11.2010 / 15:11

Олег Киселев — от блатных песен к детским пьесам

Олег Киселев - от блатных песен к детским пьесам

«Когда берешь в руки гитару, будь готов, что сотрешь пальцы в кровь, станешь спать беспокойно и будешь давать концерты по всей России и даже за рубежом», — по такому пути идет знаменитый музыкант гитарист, педагог и автор многочисленных детских пьес Олег Киселёв.

В минувшие выходные он посетил Тюмень с концертом и мастер-классом. Приезд в наш город стоил ему маршрута с тремя пересадками, четырех часов сна и сломанного ногтя (ногти имеют огромное значение для хорошего звучания гитары!). Тем не менее, долгожданный гость предстал перед зрителями в самом лучшем расположении духа. И на вопросы, которые ему задавали не раз в его жизни, отвечал добродушно и с вдохновением.

Как Ваше детство отозвалось на Вашем призвании?

— Я жил жизнью простого уральского пацана из маленького городка: футбол-хоккей, драки, походы с рыбалками, лазание по чужим садам за яблоками, хотя своих было вдоволь. И в этих простых дворовых увлечениях мне всегда чего-то не хватало. Я чувствовал — жизнь, которой живу — не та, которой бы хотелось жить. И вот, когда в 13 лет я познакомился с первыми тремя аккордами, которые играли в каждом дворе, и спел в своей жизни первую блатную песню, меня это зацепило. И вот уже 33 года не отпускает.

То есть к гитаре привела простая дворовая музыка?

— А другой музыки и не было тогда, кроме «Голуби летят над нашей зоной лада ти-да-ри-ба-да-па-ма» или «А на скамье прокурора…». В каждом дворе были ребята, которые играли «восьмерочкой», «боем» и пели эти жалостливые песни. И, естественно, первый мой репертуар был блатной. А буквально через пару месяцев я понял, что этих трех аккордов мало. Именно тогда я открыл для себя Beatles, где каждый аккорд переставлялся на каждый слог. Не то, что в моих песнях про прокурора, где аккорд держится практически весь куплет (смеется).

Когда же Вы поняли, что гитара — это Ваша жизнь?

— В 15 лет мы с ребятами создали группу, и я был ее руководителем. Тогда появился спрос на музыкантов, которые могут что-то сыграть, которые могут выступать на танцплощадках. Танцы проводились под живую музыку.

Эти выступления дали мне понимание, что такое настоящий музыкант. Когда наши сверстники после занятий бежали на каток, встречались с девушками, группа мрачных товарищей запиралась в бывший туалет и репетировала часами, потому что через неделю — осенний бал! А это полтора часа живой игры, где нельзя ни остановить, ни перемотать. Тогда я понял, что музыка — это, прежде всего, труд. Без него ничего не будет.

А звездой себя в тот момент чувствовали?

— Конечно! В маленьком хулиганском городке музыкантов редко били. Их уважали! Даже отъявленные хулиганы говорили всем: «Тот человек, который играет на танцплощадке, на гитаре — мой корефан!»

Что необходимо, чтобы стать хорошим гитаристом?

— Любой успех — это 90% труда и 10% таланта. Я сам через это прошел, когда был руководителем ансамбля. Бывало уже и пальцы в кровь, а все равно просыпался ночью в испуге: кажется, я забыл два аккорда в этой песне! Вставал, брал в руки гитару — а нет, не забыл!

Сколько я видел музыкантов, которым легко все давалось — ни к чему хорошему это не приводило. Они не дорожили даром, они не работали через «не могу», и этот талант они теряли, попадая в нехорошие ситуации.

Я даже сейчас, когда у меня начинаются гастроли, отрабатываю программу концерта каждый день. Сажусь и отыгрываю от начала и до конца. Ни плохое настроение, ни температура — не причина, чтобы затормозить работу. Ведь один день остановки отбрасывает меня на полторы недели назад. Поэтому даже в поезде, на вокзале или в аэропорту нахожу уголок и играю. И своих учеников стараюсь учить трудолюбию.

Наверное, многие юные гитаристы и их родители хотят, чтобы Вы стали их наставником?

— Да, немало я встречал людей, которые приходили ко мне с установкой «хочу быть звездой!» Зачастую, конечно, это не дети, а их родители. Приходилось тогда с ними разговаривать, объяснять, что это изначально неправильно. Сидя на конкурсах в жюри по всей стране, я нередко такое видел. Выходит на сцену девочка лет шести, исполняет произведение и производит на тебя огромное впечатление. Думаешь: «Ну, круто!». Даешь ей высший балл — она получает первое место. Потом ты встречаешь ее через 8 лет и думаешь: «Куда все девалось?» Она уже выхолощена, ей всего этого не надо. Она идет по инерции — мама заставляет, вот она и идет. Ты вспоминаешь ту девочку с горящими глазами и понимаешь, что этот путь ущербный и неправильный. В музыку нужно идти только в одном случае — если ты без этого не можешь. И никакими успехами, никакими богатствами нельзя соблазнять ребенка.

А как Вы нашли своих успешных учеников — Дмитрия Масленникова, Тимура Шамсивалеева? Вы их сразу же заметили среди других?

— Диму я заметил сразу, когда он еще занимался у моей жены. Помню, дашь ему пьесу, и он исполняет ее уже на следующий день по максимуму. В то время как нормальный ученик подготовит ее только через два дня и сыграет так, нормально.

Тимур же полностью сформировался благодаря Диме. Честная конкуренция способствовала его росту. После 2-х лет обучения Тимур уже собирался бросать гитару, и тут я поставил его с Димой в дуэт. Он понял, что Дима играет сложные партии, а он и аккомпанемент не может ему сыграть. Его это задело, и он резко стал прибавлять. Сперва на конкурсе дуэтов они стали лауреатами, потом Тимур захотел попробовать сольно (лауреат 3 степени, видеоконкурс в Вильнюсе). И теперь Тимур на все 100% реализовал себя как музыкант, и все благодаря труду.

Вообще такие яркие ученики, как Дима и Тимур, в маленьком городке рождаются раз в 20 лет. Вот выпущу их, и следующие 20 лет пройдут у меня спокойно (смеется)

Расскажите про свою методику обучения. Она ведь отличается от традиционной? Взять хотя бы название сборника ваших пьес «Немного отдохни от Каркасси».

— Я сам начал писать потому, что во времена СССР не было музыки для детей современных авторов. Была музыка авторов XVIII века: Каркасси, Джулиани и пр. А хотелось поиграть что-то современное. Поэтому я уже и написал 500 пьес, из которых большинство для детей.

Моя методика заключается в том, что пьесы заставляют играть ребенка более эмоционально и программно. Если пьеса называется «Танцующий слон», то ребенку, по крайней мере, ясно, про что это пьеса. Ему интересно разобраться и раскрыть образ. «Ты себе слона представляешь — какой он? Огромный! А как он танцует, раз огромный? Неуклюже танцует. Вот! А ты как играешь?»

Для детей пишут вообще очень мало, потому что с точки зрения композитора-профессионала — это невыгодно. Основные деньги композитор получает не за сборники, а за исполнение своей музыки по всему миру. Понятно же, что детские пьески в серьезных концертах никто играть не будет.

А Вы сейчас продолжаете писать для детей?

— Да. Недавно написал 30 пьес по заказу для английского издательства, сейчас закончил — для канадцев. В России у меня новый сборник выходит. Я это делаю, потому что мне нравится. Потому что сразу видишь исполнителей — своих учеников. Не то, что написать сонату, опубликовать ее и ждать, когда же ее кто-нибудь сыграет, чтобы заработать свои 50 центов.

Для детей Вы не только пишете, но теперь и организовываете конкурсы: конкурс «Олег Киселёв приглашает» состоится будущей весной. Откуда возникла идея?

— Идею подкинули умные западные музыканты. Я привозил в наш город (г. Аша) мексиканцев и израильтян, и, когда они гуляли по нашему городу, они спросили меня, причем не сговариваясь: «А что ты фестиваль у себя не проведешь? Гостиницы дешевые, еда дешевая, такси в любой конец города 40 рублей». Они уехали, а я подумал: а ведь точно! Наш город всего километр — всё в пределах шаговой доступности. Не так, как в больших городах: живем в одном месте, конкурс в другом, концерт в третьем. Вся поездка — это суета какая-то! И конкурс теряет из-за нее свою праздничность.

То, что конкурс называется «Олег Киселёв приглашает», — это не для того, чтобы мне лишний раз забронзоветь, бронзы мне и так хватает. Это вовсе не реклама, это ответственность. Название моего города — Аша — никому ничего не говорит, а вот мое имя за годы музыкальной деятельности уже стало известным. Поэтому название дает людям понять, что за этим конкурсом стоит конкретный человек, которого они знают, чью музыку они играют, с которым они общались. И, если что-то пойдет не так, понятно, кому бить лицо.

Главное, чтобы люди, которые приехали на конкурс, участвовали в нем и в следующий раз.

И много сейчас желающих принять участие в конкурсе?

— Мы уже вправе переименовать его из открытого регионального конкурса во всероссийский. География огромна: Москва, Санкт-Петербург, Липецк, Самара, Уфа, Казань, Екатеринбург, Челябинск, Сургут. Надеюсь, что из Тюмень участники тоже приедут.

Светлана Рожина

Фото Натальи Горевой

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация

Просмотров: 2965 | верcия для печати
Читайте новости по темам: Личности, Интервью, Тюмень, Музыка

 
 Комментарии  0  


Другие новости рубрики «Интервью нашего города»

Никита Бетехтин: Ад - это другие
Никита Бетехтин: Ад — это другие
15.08 / 15:56
Лет восемь назад тюменские СМИ много писали о начинающем режиссере — он набрал команду любителей и создал молодежный театр «Буриме». И понеслось! Однако амбициозному Никите стало тесно в региональных рамках — сейчас он сотрудничает с театрами по всей стране.
Как красавица доросла до телеведущей
Как красавица доросла до телеведущей  13
14.08 / 16:51
Кристина Смирнова — новое лицо в программе «Утро с Вами» телеканала «Тюменское время», девушка вошла в команду ведущих совсем недавно.
Надежда Павлючкова: Все самое чудесное - рядом
Надежда Павлючкова: Все самое чудесное — рядом  5
18.07 / 14:14
Возможно, у нее «неправильные» фотографии. Да и фотограф она, как сама признается, «неправильный». Но многим именно такой нестандартный взгляд на простые вещи, на бытовые сценки кажется очень интересным.
Школа перспективных исследований: прорыв в высшем образовании (ВИДЕО)
Школа перспективных исследований: прорыв в высшем образовании (ВИДЕО)  есть видео
11.07 / 11:29
В сентябре 2017 в ТюмГУ открывается принципиально новое научно-образовательное подразделение — Школа перспективных исследований. Здесь будут готовить бакалавров по социо-гуманитарным профилям, биологии и информатике, делая акцент на междисциплинарность и актуальные знания.
Семен Зенков: Во время пожара не страшно - ты не боишься, а действуешь
Семен Зенков: Во время пожара не страшно — ты не боишься, а действуешь  6
26.06 / 17:15
Тюменский пожарный Семен Зенков получил из рук губернатора важную награду — знак отличия «За мужественный поступок». В декабре прошлого сотрудник МЧС спас из горящего дома женщину с двумя детьми. Сам Семен, впрочем, не считает, что совершил подвиг. Он просто делал свою работу.
Сергей Гулевич: Слоны делают меня добрее
Сергей Гулевич: Слоны делают меня добрее
24.05 / 17:56
Слоны Большого Варшавского цирка, выполняющие различные трюки под руководством дрессировщика Сергея Гулевича, в середине минувшей неделе покорили жителей Тюмени. В областной столице в последний раз они выступят уже 28 мая.
Александр Макаров: Что общего между монолитным домостроением и виноградом?
Александр Макаров: Что общего между монолитным домостроением и виноградом?  3
14.05 / 13:31
Он во всяком деле любит нестандартный подход — будь то строительство, которым занимался всю сознательную жизнь, или виноградарство, которым увлекся несколько лет назад. И везде добивается успеха…
Александр Зверев: Изобретение без внедрения - молоко без коровы?
Александр Зверев: Изобретение без внедрения — молоко без коровы?  8
12.05 / 12:11
Россия — одна из тех стран, которые не смогли пожать плоды 4-й промышленной революции… Маленькая Швецария каждый год экспортирует гораздо больше высокотехнологичной продукции, чем Россия… в 3–4 раза больше! Почему?
Академик Мельников: Холод - это богатство нашей страны
Академик Мельников: Холод — это богатство нашей страны  24
26.04 / 18:21
Нынешней весной исполнилось 33 года научной деятельности в Тюмени академика РАН Владимира Павловича Мельникова. Почти сказочная цифра, за которой стоит многое — личные успехи, проблемы, становление академической науки в Тюменской области.
Олег Архипов: После криминальной «десятки» хочу заняться Конан Дойлем
Олег Архипов: После криминальной «десятки» хочу заняться Конан Дойлем  17
15.04 / 17:21
Он написал уже семь книг. Каждая следующая работа становится острее и ярче предыдущей. Только улеглись споры-разговоры по поводу книг из серии «Смерть под грифом «Секретно», посвященной загадочной гибели группы Дятлова, он берется за тему, на которую многие не решаются говорить вслух даже сейчас — о криминальных группировках Тюмени образца 90-х.

Все новости из рубрики «Интервью нашего города»

Реклама:




Архив

Интервью

Новости от Нашгород.ру

Северное волокно
© 2002—2017, OOO «Наш Город РУ», Тюмень, Все права защищены © При использовании материалов ссылка обязательна.
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77–20303 от 29 декабря 2004 выдано Федеральной службой по надзору
за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. © Разработка — студия «Автограф»