Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Мнения тюменцев
Ronaldo72
25.09.2017 в 18:38
Единственный человек, с которым общался последние лет 5, уехал в другую страну работать. Вот прошвырнулся я сегодня по центру, пока солнышко греет, понял,…
30 6381
Rusuranu
13.09.2017 в 12:28
Республики 94. Говорят, будет парковка. Экскаватор уже вплотную подобрался к относительно недавно посаженным деревцам. Когда-то здесь было так Фото…
1 6187
Все мнения тюменцев
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
25.11.2010 / 10:39
Илья Бояшов: Надо быть сумасшедшим, чтобы любить книжное дело

О книжном бизнесе, роли интуиции в работе редактора и писательском мастерстве гостям первого книжного фестиваля в ТюмГУ рассказал Илья Бояшов — ответственный редактор издательства «Амфора», лауреат премии «Национальный бестселлер».

Мастер-класс «Как издательство становится тренд-сеттером» Илья Бояшов построил в виде рассказа об истории издательства «Амфора». Основными слушателями мастер-класса были будущие издатели — студенты кафедры издательского дела и редактирования ТюмГУ, которые стразу же были предупреждены, что книжное дело — «ужаснейший бизнес, который не приносит ничего кроме головной боли». «Надо быть сумасшедшим, чтобы это любить, но вот такие сумасшедшие — они очень милые люди, и они до сих пор создают книжный рынок».

Вторая половина встречи была посвящена ответам на вопросы из зала.

Каковы тенденции развития современного книгоиздания? Смогу ли «издательства-спруты» (АСТ, ЭКСМО) удерживать свои позиции?

Дела, честно скажу, хреновые. Книжный бизнес — один из наиболее рисковых бизнесов из тех, что я знаю. Сейчас очень большая для традиционного книжного бизнеса угроза — это электронный формат. В этом году рынок электронных книг впервые превысил по объему рынок книг бумажных. Есть продвинутые издатели, которые говорят: будем продавать ридеры, лицензии. Но это смешно: что вы продадите, если любой человек спокойно придет домой к компьютеру и просто возьмет то, что ему нужно. Это сейчас очень большая проблема, и мы не знаем, как она решится. Вторая проблема — это экономический кризис. Дело в том, что книжный рынок — он очень ограничен несколькими крупными городами. Книгу за 300–400 рублей в глубинке покупать никто не будет, а делать ее дешевле для многих — совершенно разорительно. Поэтому книги — это дорогое удовольствие, удовольствие элитарное. И, конечно, рынок от этого сужается: растет дороговизна, растет конкуренция со стороны электронных форматов. Чем это закончится — не знаю. Мне кажется, что книга останется на рынке, но останется как некий элитарный атрибут жизни. Хотя многие издательства, конечно, прогорят.

Как в вас уживаются писатель и редактор?

Сразу скажу: я не писатель, я не занимаюсь этим профессионально. Писатель — Гоголь. Я — литератор, беллетрист. А совмещаются прекрасно. Известный, может быть, вам критик Топоров как-то назвал меня и Павла Крусанова, который является главным редактором издательства «Лимбус-пресс», писателями-оборотнями. Есть немного времени — я пишу, остальное время вожусь с рукописями других писателей — и молодых, и средних, и почтенных.

К своему тексту относитесь так же критично, как к чужим?

Нет. В этом и проблема писателя: он не видит иногда бревно в своем глазу, но замечает соринки в глазах других. Поэтому я обязательно отдаю свои опусы тому же Крусанову, или кому-то другому, кто находит такие бревна, о которых я даже не подозревал. Но зато я критикую других с большим удовольствием. Там все видно. И без редактора, конечно, никакой литератор существовать не может. Хотя есть уникумы, и Крусанов в их числе.

Как вы относитесь к пиратству в Сети. Что для вас важнее — получить коммерческую прибыль или чтобы ваше произведение стало доступно многим?

Вы знаете, 99% наших современных литераторов убытков не несут, потому что денег вообще мало. Я знаю только двух-трех человек, которые существуют на литературные гонорары. Одни подрабатывают редакторами, другие — следователями, третьи еще черт-те чем. Поэтому я прекрасно отношусь к Интернету. Ведь чем человек подобен Богу? Только творчеством, остальное в нас от лукавого. Человеку Бог дал самое главное — возможность творить. И пусть это будет в любом пространстве, даже в пространстве Интернета. Это меня никак не задевает, я даже об этом никогда не задумывался. И мне очень нравится, что сейчас в Интернете создается уже «интернетная» литература, создаются целые местные корифеи, которые только в Интернете популярны, у каждого — свой круг поклонников. Конечно, там куча чуши и муры, но вы зайдите в любой книжный магазин — там тоже чуши и муры много. Но суть не в этом, а в том, что человек изначально хочет творить, и пускай в нем этот творческое начало пробуждается. Я ведь, знаете, совсем забыл, что «Амфора» издала и Харуки Мураками, а это как раз из Интернета: его перевели, вывесили в Сеть, и Вадим Назаров вовремя это заметил.

Сознательно ли вы обращаетесь к притчевым формам повествования в своих произведениях?

Да я больше ничего не умею. Есть писатели, которые прекрасно пишут о любви. Я вот бился, чтобы написать хоть какое-то произведение о любви, разбил лоб, больше никогда о любви писать не буду: получается пошло, цинично и гнусно. А притча — это такая замечательная вещь, которую можно, во-первых, изложить довольно коротко, не растекаясь мыслью по древу и применить свое историческое образование.

Чувствуете ли в какую-то разницу между петербургской литературой и московской?

Петербуржцы часто упрекают меня в том, что я не петербургский писатель. И это правда. Я, в принципе, несмотря на то, что приписан к городу, все время жил на окраине. А у нас вся литературная богема живет в центре. А я родился на Охте, совершенно депрессивный район, потом переехал в Купчино… А потом мне просто дали квартиру в Петергофе, и я умотал в этот маленький заштатный городок, чему страшно рад. Я не петербургский писатель, поэтому ничего не могу вам сказать. Вот все петербургские писатели, так или иначе, упоминают Петербург, а я не упоминаю, и за это меня даже поругивают, мол, у тебя нет чувства патриотизма. Но откуда ему быть, если я с окраины?

Какие советы и указания вы могли бы дать начинающим редакторам?

Вы знаете, я не дам никаких советов, потому что единицы остаются на этом поприще. Они сумасшедшие изначально, и им не надо уже никаких советов, у них что-то внутри работает. Я не могу ничему научить, потому что если любишь это дело, оно само пойдет… или не пойдет. Люди вообще странные: один на канате ходит, другой на роликах катается, третий занимается фигурным катанием, четвертый выпускает книги, пятый их пишет…

Фото с сайта newslab.ru

Источник: собственная информация
Просмотров: 1907 | Версия для печати
Читайте новости по темам: Тюмень, Писатели, ТюмГУ, Книги
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме
Чтобы добавить комментарий необходимо зарегистрироваться или войти на сайт.