Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Мнения тюменцев
Ronaldo72
25.09.2017 в 18:38
Единственный человек, с которым общался последние лет 5, уехал в другую страну работать. Вот прошвырнулся я сегодня по центру, пока солнышко греет, понял,…
30 22147
Rusuranu
13.09.2017 в 12:28
Республики 94. Говорят, будет парковка. Экскаватор уже вплотную подобрался к относительно недавно посаженным деревцам. Когда-то здесь было так Фото…
1 18721
Все мнения тюменцев
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
14.02.2011 / 10:10
В Тюменской Думе пытались дать определение экстремизму

В пятницу, 11 февраля в Тюменской областной думе прошла научно-практическая конференция «Правовые основы противодействия экстремистской деятельности». На ней выступили как эксперты из Тюмени, так и гости из Екатеринбурга и Омска.

Поводом для проведения конференции, по словам организаторов, стал значительный рост числа преступлений экстремистской направленности на территории Тюменской области. Сергей Сидаш, первый заместитель начальник ГУВД по Тюменской области, сообщил, что в 2010 году по «экстремистским» статьям было возбуждено 10 уголовных дел в отношении 20 лиц, а с началом нового года увеличилась активность как исламистских организаций, так и молодежных радикальных движений и группировок. По экспертной оценке, число участников и сторонников подобных организаций составляет сегодня около 200 человек. В целом же в России, по данным, приведенным другими участниками конференции, число преступлений экстремистского характера возросло со 130 в 2004 году до 548 в 2009. В то же время отдельные участники конференции справедливо отмечали, что доля экстремистских преступлений в общем числе не так велика — всего лишь 0,06% от общего числа. Однако такие правонарушения являются крайне резонансными и опасными, так как «потрясают социальные устои нашего общества».

Большое внимание докладчики уделяли проблеме «молодости» экстремизма: большинство правонарушителей в этой сфере — молодые люди в возрасте до 35 лет. Как заметил Алексей Митин, завкафедрой теории и практики управления УрГЮА, причина в том, что в 1990-е годы «государство самоустранилось из воспитания молодежи», молодые люди не видят перспектив самореализации в России. Говоря о причинах экстремизма в целом, Митин выделил ряд социально-экономических факторов, ведущих к росту радикальных настроений в обществе. Среди них: «противоречия между провозглашаемыми политическими лидерами принципами построения демократического государства и реальной политической практикой: отчуждённость между властью и населением; усилившаяся централизация государственной власти; безнадёжные попытки обуздать коррупцию».

Необходимо отметить, что практически все выступающие давали определение экстремизму, опираясь как на этимологию слова, так и на соответствующий Федеральный закон (№ 114-ФЗ), при этом отмечая, что определение этого явления в законе до сих пор не точно, что приводит к ряду проблем.

Интересным в этом плане оказался доклад Владимира Бозрова, декана факультета подготовки судебных кадров УрГЮА. Проанализировав проблему, он пришел к тому выводу, что до настоящего времени единого мнения в отношении правового смысла термина «экстремизм» нет ни в юридической науке, ни в правоприменении. Меры борьбы против единичных «экстермистких» преступлений, по его мнению, напоминают пальбу по воробьям из пушки. Представляется, что «в России есть проявления экстремизма, но эти действия вполне охватываются иными уголовно-правовыми нормами. (…) Нужно «санировать» Уголовный кодекс от явно надуманных политизированных, мировоззренческих и оценочных понятий, в числе которых и экстремизм. Для уголовно-охранительных мер необходимы четкие правовые предписания, а не политизированные «пустышки», применяемые по принципу «дышла» — куда повернул, туда и вышло. В противном случае под «политическую раздачу» в одни сети попадут и безусые подростки, ангажированные «манежным синдромом», … и организаторы крайних политических проявлений, а это чревато последствиями, именуемыми в народе «37 годом».

«Для того чтобы экстремизм в его идеологическом и социально- бытовом смысле не овладевал умами молодежи, достаточно других не связанных с уголовной репрессией мер», — заключил профессор.

Очевидно, размытое правовое наполнение термина приводит к сложностям в классификации экстремистских преступлений и организаций. Так, большинство выступавших приводило в пример два вида преступлений такой направленности: насилие на почве религиозной, расовой или национальной ненависти. Однако и здесь возникали сложности. Так, в одной из статей в сборнике материалов конференции Алексей Сумачев, профессор кафедры уголовного права Тюменского юридического института МВД России и. Монаков, адъюнкт той же кафедры, выделяя националистов как наиболее криминально-активную молодежную преступную группу, утверждал, что к ним относятся, в том числе, антифашисты.

В свете этого особенно актуальным кажется высказывание этих же авторов: «Свои особенности экстремизм имеет в молодежной среде. В настоящее время деятельность экстремистских организаций требует от сотрудников правоохранительных органов не только досконального знания данных новаций, но и достаточной подготовленности, чтобы им противостоять».

По итогам конференции был выпущен сборник статей и принят ряд рекомендаций, с которыми можно ознакомиться на сайте Тюменской областной думы.

Дарья Мышленникова

Источник: собственная информация
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме