Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
05.09.2012 / 17:19
Борьба за здоровье Жени Фищенко продолжается в судах

Для того, чтобы парализованный после несчастного случая во время военной службы Женя Фищенко снова смог ходить или хотя бы сел на коляску, его нужно лечить за рубежом. Этого мать молодого десантника вынуждена добиваться через суды. Сегодня было выиграно одно маленькое, но важное дело.

Весной 2012 года областной департамент здравоохранения вынес решение: на лечение за границу Женю направлять нецелесообразно. Основание — заключение экспертного совета ТФОМС (работающего в рамках реализации постановления правительства области № 366), заявляющего, что «из клиник Китая и Германии были получены отрицательные ответы в связи с отсутствием показаний к операции». Решение совета мать Жени, Вера Фищенко, решила оспорить. Но Центральный районный суд Тюмени постановил: заявление оставить без рассмотрения. Основание — «имеется суд о праве [заявителя на лечение и реабилитацию в Германии]», соответственно, заявление нужно оформлять в ином порядке.

По мнению адвоката Фищенко Владислава Карелина, этот отказ был необснован: спора о праве нет, все стороны признают, что Женя, в принципе, может получить помощь за рубежом. Вопрос только в том, чтобы суд оценил законность или незаконность принятого экспертами заключения. По мнению адвоката, дело оставили без рассмотрения в надежде, что оно затянется и вовсе будет «замято».

Сегодня судебная коллегия Тюменского областного суда под председательством Александра Кликушина вынесла решение о том, что определение Центрального суда незаконно.

Владислав Карелин доволен работой судей и считает эту маленькую, на первый взгляд, победу важной: «Мы решили не только наше частное дело. Мы, фактически, закрыли судьям возможность не принимать заявления граждан об оспаривании действий и решений органов государственной власти. Сейчас складывается судебная практика, согласно которой суды будут рассматривать такие обращения не ссылаясь на то, что имеется спор о праве и дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства».

«После этого решения суда даже дышать хочется», — признается Вера. Но основная борьба — впереди.

По существу вопросов у Фищенко к экспертам много. Начиная от формальных: почему их решение, фактически, скрыли от семьи? Оно должно было быть направлено им в двухдневный срок, но, как рассказал Карелин, «люди сидели, ждали, и только благодаря СМИ узнали, что принято решение об отказе; то есть их лишили права на обжалование: три месяца на него дается, а могли и через год не узнать».

Есть и более важные вопросы — о том, на каком основании экспертным советом было принято решение.

«Первый раз вызов из Германии я получила в 2010 году. Тогда мне все отказали. С 2012 года подписали постановление о возможности лечения за рубежом не только детей, но и взрослых, и я уже обратилась по этой программе. И даже получила подписанное Андреем Кудряковым письмо, что Женя может быть направлен в Геманию. А когда я была у него на приеме в июле, после отказа, сказал, что они готовы отправить нас в Германию хоть сейчас, и дело не в деньгах. Но в чем же тогда дело?»

Эксперты ссылаются на отказ клиник и отсутствие показаний к операции. В случае с Китаем, действительно, был отказ: совершеннолетнего Женю хотели отправить туда по детской программе. С Германией ситуация сложнее. Рассказывает Вера Фищенко: «Я нашла клиники в Германии, одна из которых согласилась нас прооперировать, другая — провести реабилитацию. Стоит это 80 тысяч евро. С нами работала директор ТФОМС Татьяна Чирятьева. У немецкой клиники, с которой у меня была согласованность, они потребовали письменную гарантию, что те поставят Женьку на ноги. Но ни одна клиника на в Германии, ни в России такую гарантию дать не может! Так что никакого письменно отказа от Германии не было: просто ответили, что не могут гарантировать полного выздоровления. И когда мы подали в суд, Альберт Суфианов (главный врач тюменского областного нейрохирургического центра) лично повез наши документы совершенно в другую клинику в Германии, откуда привез заключение, что у нас полное повреждение, разрыв спинного мозга, и операция бесполезна. Хотя в Тюмени ни они, очно наблюдая Женю, ни другие специалисты даже не упоминали о таком диагнозе. Мы не можем точно узнать, в каком состоянии Женин спинной мозг: из-за металлического имплантанта исключается МРТ, а контрастное обследование делают только в Москве. Но мы можем оценивать это по его состоянию. И видно, что никакого разрыва спинного мозга нет: даже при минимальной помощи он потихонечку восстанавливается. Я уверена, что документы подделаны».

Департамент рапортует о том, что больной парень проходит реабилитацию в России, но Вера уверена: это — капля в море помощи, которая может быть оказана. «У нас замечательный реабилитационный центр в Тараскуле. Но там специалист занимается с нами по 30 минут раз в два дня. А в Германии специалисты работают с больными не менее 8–9 часов в день. И там они дают мне гарантию, что, как минимум, посадят его в коляску».

Направление на лечение для Жени Фищенко очень важно: несмотря на огромную поддержку общества, нужная сумма, чтобы вылечить его, не набралась: сейчас денег хватает только на курс реабилитации. Хотя еще немного средств удалось отсудить по страховке. Компания МАКС, страховавшая призывника, нашла формальный повод не выплачивать компенсацию: Женя, мол, не был уволен из армии раньше срока. Действительно так. Просто на момент окончания службы он еще не вышел из реанимации. Суд принял решение в пользу Фищенко, однако 240 тысяч, назначенные к выплате, МАКС пока отдавать пока не хотят — просто молчат.

Что касается помощи от департамента здравоохранения, то в сентябре семья Жени Фищенко получит, наконец, вертикализатор. «Хочется быть благодарной, но не получается, — вздыхает Вера. — Допустим, нам положено кресло для ванны, с помощью которого Женю можно поднимать и опускать туда. Потому что руками это делать сложно очень. А мне вместо этого механизма выдали металлическую лавочку на дужках. И как я парализованного человека посажу на эту узкую досочку? Мне же его при этом надо еще удержать, помыть! Но галочка поставлена — попробуй доказать, что мне не дали. Дали». Подвижки в деле реабилитации Жени Вера связывает с шумом в СМИ: «Пока я сама ходила, мне давали разве что стакан воды».

Добавим, сейчас Женя Фищенко чувствует себя чуть лучше, чем сразу после травмы: выкарабкался из тяжелейшей депрессии, может двигать руками, хотя и не владеет кистями; даже приноровился пользоваться компьютером.

Суд по отказу в направлении Жени на лечение, по уверенности его адвоката, Владислава Карелина, состоится скоро — в ближайшие недели.

Источник: собственная информация
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме