Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
25.01.2013 / 10:53
Русскому народу пора научиться отвечать за свои слова

В четверг стало известно, что Госдума хочет приравнять многоточие в журналистских текстах к мату.

Развеял мифы о происхождении русского мата, опубликовав статью в газете «Комсомольская правда», доктор филологических наук, профессор, председатель правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) Михаил Горбаневский.

— О том, что за замену нецензурных выражений в газетах и журналах многоточием или запикивание мата на ТВ и радио журналистов тоже будут наказывать, сообщил один из авторов законопроекта о запрете употребления нецензурной брани в СМИ, депутат Госдумы Дмитрий Вяткин.

Говоря на тему мата, следует сразу же развеять одно из распространенных заблуждений. Критикуя матерщину, некоторые литераторы и публицисты заявляют о том, что эта нецензурная лексика была «навязана» русскому народу (восточным славянам) во времена татаро-монгольского нашествия. Это не так. Основной состав матерной лексики — это лексика славянских языческих заговоров — на плодородие семьи и почвы, а также проклинательная лексика, особенно связанная с образами животных.

Нужно специально подчеркнуть, что русский мат — это проблема русского народа, перекладывать ее на плечи наших соседей никоим образом нельзя. Это ложная, я бы сказал, порочная позиция: русскому народу пора научиться отвечать за свои слова и признавать их своими, бороться с ними, потому что это наши собственные пережитки. Это подавленная агрессия, это подавленные языческие инстинкты, которые прорываются в этих так называемых черных словах….

Мы обязаны хотя бы понимать, что это наше собственное наследие, соответствующим образом к нему относиться, стараться активно бороться с ним хотя бы в пределах одного человека, одной семьи, одной редакции.

Немного ликбеза

Вся эта тема связана с тем объектом лингвистических исследований, который учёные называют «инвективная лексика и фразеология». Это слова и выражения, заключающие в своей семантике, экспрессивной окраске и оценочном компоненте содержания интенцию (намерение) говорящего или пишущего унизить, оскорбить, обесчестить, опозорить адресата речи или третье лицо, обычно сопровождаемое намерением сделать это в как можно более резкой и циничной форме.

Прилагательное «инвективный» — производное от существительного «инвектива». Это слово, означающее «резкое выступление против кого-, чего-либо; оскорбительная речь; брань, выпад», восходит к лат. invectiva oratio (что переводится именно как «бранная речь»).

К инвективной лексике относятся, в частности:

— ругательная нелитературная лексика, чаще всего взятая из жаргонов и диалектов,

— обсценная лексика (мат), — грубопросторечная лексика, входящая в состав литературного языка,

— литературные, но ненормативные слова и выражения.

Что касается обсценной лексики, то можно назвать несколько функций того, что в обыденном языке мы называем просто «матерщиной» (а не по-научному «обсценной лексикой»…).

Главная функция мата: оскорбить, унизить, опорочить адресата речи. Далее: сигнализировать о принадлежности говорящего к «своим»; продемонстрировать собеседнику свою реакцию на систему тоталитарных запретов; показать, каким свободным, раскованным, «крутым» является говорящий; сделать речь более эмоциональной; разрядить свое психологическое напряжение и некоторые другие функции.

Как неоднократно подчеркивал известный отечественныйученый-психолингвист профессор А. А. Леонтьев, жесткий запрет на публичное употребление обсценной лексики и фразеологии, идеографически и семантически связанное с запретной темой секса, сексуальной сферы, вообще «телесного низа», сложился у восточных славян — предков русских, украинцев, белорусов — еще в языческую эпоху как прочная традиция народной культуры и строго поддерживался и поддерживается Православной церковью на протяжении 1000 лет. Так что данное табу имеет в русском народе давнюю традицию, освященную не одним тысячелетием…

Однако традиция эта в СМИ сейчас слишком часто нарушается, причем не в запале, не в состоянии аффекта, а сознательно — как собственный и продуманный выбор того или иного репортера, редактора, комментатора.

Занятно еще одно. Один покойный (не буду назвать его фамилию) известный радиожурналист, беседуя 25 февраля 2003 года со своим коллегой в прямом эфире собственной радиостанции, на вопрос об отношении к бранной лексике ответил, вообще явно передергивая понятия — не в самооправдание ли? И — проговорился:

«Да нет, я вообще не понимаю, что такое нецензурная лексика, когда отсутствует цензура. Я не понимаю, что такое ненормативная лексика, кто устанавливает нормативы. Человек говорит так, как он считает для себя нужным и возможным говорить, если единственное для него ограничение — нарушает, не нарушает уголовный кодекс. Всё, баста».

Так может или не может понести наказание журналист за столь безответственное поведение в печати и эфире — за матерщину? И если может понести — то какое? Сошлюсь на мнение одного из авторитетнейших специалистов в области «Право и СМИ» — профессора юриспруденции Михаила Федотова (ныне возглавляющего «правозащитный» совет при президенте РФ), высказанное им еще в 2002 году: «У нас есть Кодекс административных правонарушений, там есть статья „Мелкое хулиганство“. Там есть понятие „Нецензурная брань“. Любой судья, через руки которого приходило хотя бы одно дело о мелком хулиганстве, знает, что такое нецензурная брань. Никогда не возникало с этим проблем, что относить к нецензурной брани, а что нет…»

Буква закона

Откроем упомянутый профессором Федотовым Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) в его ныне действующей редакции:

Глава 20 «Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность». Статья 20.1. Мелкое хулиганство. 1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, — влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Вообще роль государства в цивилизованной стране — это роль «ночного сторожа». Оно должно следить за тем, чтобы никто ни у кого ничего не украл, чтобы никто никого не убил, чтобы соблюдались законы, которые люди выработали в этом государстве. Вот задача государства!

И газетная или журнальная полоса, радио- и телеэфир для законопослушного гражданина, по моему мнению, — это тоже общественное место! И если за нецензурную брань в общественных местах законодательно установлено достаточно серьезное административное наказание (включая арест до 15 суток!), то правоведы должны добиться, чтобы по ст.20.1, могли бы наказываться и журналисты, матерящиеся в эфире, на страницах СМИ — они выполняют, между, прочим и общественно значимую работу… Но правоприменение КоАП очень тяжеловесно и напоминает мне громадный ржавый механизм. И охотнорядцам со значками «ГД РФ», считаю, давно пора этим заняться, а не имитировать широковещательными пиар-инициативами свою законотворческую деятельность.

Подводя некий итог сказанному, я хочу подчеркнуть, что озабоченность моя на самом деле более глубока — меня очень волнует распространение в нашем обществе (к сожалению — при активном участии печатных и эфирных СМИ) языка зоны… (мат — лишь часть языка зоны). Ведь я — лингвист, и хорошо знаю, что существует тесная связь между распространенными языковыми образами, метафорами, лексикой и самой жизнью — ее целями и ценностями.

А от продолжающегося нашествия на мое Отечество языка зоны просто становится не по себе…

Просмотров: 2202 | Версия для печати
Читайте новости по темам: ненормативная лексика, Цензура, филология
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме