Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
27.02.2015 / 12:15
Равнодушие врачей, или История смерти 17-летней девочки

В наше время мы все чаще слышим рассказы о врачебных ошибках, судебных разбирательствах и денежных компенсациях. Такие случаи, к сожалению, нередки. Мы можем называть их злой шуткой судьбы, считать оплошностью одного врача или пациента. Эта история о другом…об ошибке не одного врача, который не углядел, а нескольких, которые не захотели увидеть.

Ученица школы № 5 семнадцатилетняя Лена часто жаловалась на головные боли. В октябре 2014 года у нее обнаружили объемное образование в левой теменно-затылочной области, врач-невролог областной больницы № 2 рекомендовала пройти МРТ и направила на плановую госпитализацию в Федеральный центр нейрохирургии.

На платном приеме у невропатолога (бесплатного нужно было ждать месяц) госпитализировать Лену отказались, вместо этого выдали заключение об оперативном лечении в поликлинике по месту жительства и оформление квоты. Тем временем самочувствие девочки все ухудшалось.

В областной поликлинике № 2 заведующая поликлиники отправила девочку сдавать дополнительные анализы и на прием к неврологу. Он в свою очередь назначил сдать еще анализы у кардиолога и нефролога, к которым на прием без записи не попасть, а время в этом случае очень важно. На оформление квоты ушел месяц и все это время Лена находилась дома и не получала лечения. Лишь только пила пенталгин для устранения боли.

«Каждый раз на обследование в детскую поликлинику № 2 приходили самостоятельно, с мучительными болями в голове, дочери нужно было вставать рано утром на сдачу анализов и осмотр врача. В госпитализации и лечении невропатолог нам отказал. Врач сказала, что у них нет нейрохирургического отделения и с каким диагнозом нас можно положить, она не знает. После я обратилась к педиатру с просьбой госпитализировать мою дочь, в ответ я опять получила отказ, — рассказывает мама девочки Светлана. — Моя дочь постоянно мучилась с головными болями, но врачи не приняли это во внимание и не оказали медицинской помощи».

3 декабря у Лены произошел приступ, вызвали скорую помощь. Врачи, посмотрев документы, сказали, что «девочку везти в больницу нет смысла, потому что с ее диагнозом отпустят домой. Состояние девочки считается нормальным. Есть квота на плановую госпитализацию, ждите дату операции».

«Я позвонила на сотовый телефон нашему врачу-нейрохирургу из Федерального центра, сказала, что у ребенка приступ (судороги) помогите нам, и что нам делать. Врач сообщил, что он находится в Москве. Я передала трубку врачу скорой помощи, чтобы они поговорили, потому что надеялась на их помощь, — вспоминает Светлана. — У дочери взяли подпись на отказ от госпитализации, несмотря на ее возраст и неадекватное состояние. В листе она даже не могла расписаться, сделав подписи не в том месте».

Через 20 минут после отъезда скорой у Лены снова начались судороги, она потеряла сознание. Светлана вызвала реанимацию, их отвезли в детскую ОКБ№ 2, но в больнице отказывали в госпитализации «так как нет данных врачей по ее заболеванию».

Врач скорой помощи -реанимации и мама настаивали на оказании ребенку медицинской помощи. Во время оформления документов на госпитализацию в коридоре приемного отделения у Лены снова начался приступ (судороги и рвота). На крики родных «не спеша подошла медсестра. Спросив в чем дело, она позвала врача». Девочке поставили укол против рвоты и вкололи димедрол с анальгином.

«Но лучше дочери не стало. В три часа ночи пришла врач, у ребенка на тот момент состояние было хуже, редкое дыхание с хрипами в грудной клетке. На что врач сказала, что ей не нравится ее дыхание, и, развернувшись, ушла из палаты, — говорит мама. — Примерно в 4 часа я увидела, что моя дочь не дышит, и тело было красное с белыми пятнами».

В реанимацию Лену привезли без сознания с искусственным аппаратом вентиляции легких. Утром родным сообщили, что ребенок в коме третьей стадии с обширным отеком головного мозга.

«Врач сообщил, что состояние Лены крайне тяжелое. У нее диагностировали опухоль головного мозга, жизненно важные органы не действуют, из-за чего операция невозможна. В данный момент остается только ждать, когда органы заработают самостоятельно, — вспоминает слова врача Светлана. — В таком состоянии, как у Елены, операцию никто делать не будет. Доктор сказал, что они ведут переговоры с центром нейрохирургии, ждут, когда приедут специалисты и обследуют дочь».

В кому девочка впала 4 декабря, а на 10 число была назначена операция. Когда Светлане позвонили из нейрохирургического центра узнать, почему Лена пропустила операцию, оказалось, что лечащий врач был даже не в курсе случившегося.

«24 декабря 2014 года моя дочь умерла в детской больнице № 2. Почему в детской поликлинике № 2 работают врачи, которые относятся халатно к больным? Почему приема в нейрохирургический центр нужно ждать месяцы, а операции делают только в плановом режиме?

Почему врачи, зная, что у ребенка большая опухоль головного мозга, не положили для подготовки к операции и проведения ее? Неужели эта опухоль казалась им некритичной?» — говорит мама.

Мама обратилась в Следственное управление Следственного комитета России по Тюменской области и Минздрав России.
Источник: собственная информация
Просмотров: 14632 | Версия для печати
Читайте новости по темам: ОКБ №2, смерть, Тюмень, Врачи
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме