Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
16.06.2015 / 14:57
Павел Астахов расследует гибель тюменки, у которой отобрали детей

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов займется расследованием гибели многодетной матери после незаконного изъятия детей в Тюмени. Информация об этом в редакцию интернет-портала NashGorod.ru поступила от Фонда поддержки национальных традиций «Отчий дом».

Напомним, в сентябре прошлого года на многодетную мать Ларису Ш. завели уголовное дело ст. 156 УК РФ (жестокое обращение с детьми). У тюменки изъяли троих детей (в возрасте 2, 5 и 8 лет), 15-летнего сына оставили дома, а самый старший — 19-летний сын на тот момент находился в местах лишения свободы за совершение имущественных преступлений.

Как пишет некоммерческая организация «Отчий дом», женщина имела врожденный порок сердца и страдала малокровием, а уголовное дело на нее было сфабриковано. «Обвинения против матери нелепы, бездоказательны и никак не подтверждаются документально. Показания свидетелей обвинения расходятся, одни и те же лица в разное время давали совершенно разные показания. После очередного заседания суда матери стало плохо, она слегла, отнялись ноги. Тем не менее ее тяжело больную не оставили в покое. Вскоре она умерла», — сказано в письме.

Данные полиции

Редакция NashGorod.ru обратилась в УМВД России по г. Тюмени за разъяснением ситуации. Пресс-служба сообщила, что данная гражданка состояла на профилактическом учете в отделе по делам несовершеннолетних с 2013 года. Она неоднократно привлекалась к административной ответственности за неисполнение родительских обязанностей. Ее дело пять раз рассматривали на заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Центрального и Восточного административного округа города Тюмени, с ней проводились профилактические беседы, но ситуация в семье не менялась.

В ходе проведения очередного межведомственного рейда «мать находилась в сильном алкогольном опьянении, дети были предоставлены сами себе, супруг временно отсутствовал. Квартира находилась в антисанитарных условиях: грязь и насекомые», — сообщают в полиции.

В самом плохом состоянии находился 2-летний сын, у него выявлены различные заболевания, включая психическое отставание в развитии. В последствии ему оформили инвалидность. В однокомнатной квартире также находились 5-летний и 8-летний сыновья, последний нигде не учился (медкомиссию он также не проходил), 15-летний — сменил несколько школ, занятия пропускал.

Коллегиально было принято решение об изъятии детей из семьи. Двоих сыновей поместили в АУ СОН ТО «ЦСПСиД «Мария», младшего, которому было два года — в «Тюменский специализированный Дом ребенка». 15-летний остался дома. После изъятия детей из семьи, родители их в приюте не посещали.

Вскоре от главного врача «Тюменского специализированного Дома ребенка» поступило заявление о привлечении к ответственности данной гражданки. В ходе работы по материалу в ее действиях усмотрен состав преступления, предусмотренный ст. 156 УК РФ, отделом дознания отдела полиции № 6 возбуждено уголовное дело.

В январе 2015 года уголовное дело передано в мировой суд судебного участка № 6, первое слушание состоялось 29 января 2015 года, второе должно было состояться в феврале 2015 года, но указанные лица не явились. 2 марта 2015 года Лариса Ш. умерла, уголовное было дело прекращено в связи со смертью.

Позиция Фонда поддержки национальных традиций «Отчий дом»

27 августа 2014 года около 23-х часов в квартиру Ларисы Ш. ворвались инспектор ПДН ОП № 6 и три автоматчика. Они сообщили, что поступил анонимный звонок о жестоком обращении с детьми. Муж накануне вечером выехал навестить родню в соседнюю область, поэтому Ларису Ш., страдающую с рождения пороком сердца и малокровием, скрутили (пытались надеть наручники), выволокли на улицу и грубо запихали в машину — она не могла поднять отекших больных ног. Детей изъяли, а мать до глубокой ночи продержали в отделении полиции и, не составив никаких документов, отпустили.

Лариса Ш. освидетельствовала в судебно-медицинской экспертизе синяки и кровоподтеки и написала заявление в Следственный отдел по Центральному округу Тюмени «О привлечении к уголовной ответственности сотрудников полиции». В течение пяти месяцев она звонила в следственный отдел и каждый раз ей говорили, что следствие продолжается. А в это время сотрудники ПДН ОП№ 6, на которых была написана жалоба, срочно собирали материал к уголовному делу на Ларису Ш. «О жестоком моральном и психологическом обращении с детьми». Первоначально пытались притянуть и физическое насилие, но не получилось: дети на допросах говорили только, что мама иногда, за дело, шлёпала их ладошкой.

«На наш запрос относительно нанесения Ларисе Ш. телесных повреждений сотрудниками полиции в СУ СК РФ по Тюменской области ответили, что якобы никакого захвата автоматчиками матери и ее детей в 23 часа ночи не было. А был межведомственный рейд по неблагополучным семьям в 14 часов, организованный заранее Комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав Центрального округа Тюмени. Мать, якобы, валялась пьяная, а дети были грязные и голодные, что и явилось причиной их изъятия.

Однако выяснилось, что в документах Комиссии нет никаких материалов о рейде. Не внесён он, как это требуется, и в электронную базу данных. Более того, специалисту, который якобы организовал межведомственный рейд, вскоре было предложено уволиться по собственному желанию. А в уголовном деле показания по рейду его „участников“ до такой степени расходятся от тома к тому, что впору привлекать их за лжесвидетельство. После очередного заседания суда матери стало плохо, она слегла, отнялись ноги. Тем не менее ее тяжело больную не оставили в покое. Зная, что суд отложен из-за болезни Шадриной, инспектор ПДН в грубой и развязной форме угрожала ей по телефону, запугивала лежащую в полузабытьи женщину, грозила привести её силой с помощью приставов на суд. После посещения инспектора ПДН у Ларисы Шадриной окончательно отнялись ноги, она перестала узнавать окружающих. Не помогла и госпитализация, несколько клиник переталкивали её друг другу. Вскоре она умерла.

После этого детей вернули овдовевшему отцу. Защитили их права…», — пишет «Отчий дом».

Чего на самом деле добивается «Отчий дом»

Этот случай, как пишет представитель «Отчего дома» Константин Шестаков, обсуждался и вызвал немалый интерес на слушаниях в Общественной палате РФ, посвященных законопроекту «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия». Участники слушаний выразили свое недоумение и возмущение по поводу случившегося в Тюмени, присоединились к обращению и попросили Павла Астахова расследовать этот трагический случай. Более того, Фонд поддержки национальных традиций «Отчий дом» направил письмо Астахову.

При разбирательстве оказалось, что дело-то совсем не в семье, умершей матери и их детях, а в самом законе, который «подведет законодательную базу и сделает случаи необоснованного изъятия детей у добросовестных родителей повсеместными и массовыми, поэтому здравомыслящая родительская общественность и неангажированное экспертное сообщество выступают против него», — пишет Шестаков.

«Изъятие детей и толкование „жестокого обращения с детьми“ как физического, так и психологического, и морального, полностью отдано на откуп некой „неприкасаемой касте“ (здесь подразумеваются работники социальных служб, инспектора подразделений полиции по делам несовершеннолетних и судьи).

Они верят друг другу на слово, не требуя никаких юридических доказательств обвинений, выдвигаемых в отношении родителей. Или же их откровенно фальсифицируют… Получается, что судьба детей и родителей, доброе имя семьи полностью зависят от моральных качеств и профессионализма этих специалистов», — пишет в своем письме к Астахову «Отчий дом».

Член Центрального Совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ, председатель Совета по делам семьи и защите традиционных семейных ценностей Ольга Леткова на слушаниях в Общественной Палате РФ дала подробный правовой анализ законопроекта. «Она сообщила, что законопроект чрезвычайно широко трактует насилие, что позволяет признать противозаконными практически любые действия родителей по воспитанию своих детей и что за это предлагается отбирать детей. По мнению эксперта, законопроект вводит в России ювенальную юстицию в прямом смысле слова, так как в нем предусматривается, что суд и полиция будут разбирать семейные ситуации и выносить предписания, как родителям строить свои отношения друг с другом и с детьми. Она пояснила, что законопроект предусматривает избыточное вмешательство государства в дела семьи, что не согласуется с российским законодательством», — сообщает пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка.

Отметим, что законопроект еще не внесен на рассмотрение в Государственную Думу. В Общественной палате РФ только идет рассмотрение проекта закона и анализ его содержания.

Ответ Астахова

На официальном сайте Уполномоченного при президенте Российской Федерации по правам ребенка появилась информация о том, что Павел Астахов проводит независимое расследование гибели многодетной матери в Тюмени, у которой перед этим отобрали троих детей.

Как отмечает представитель Фонда Константин Шестаков, за последнее время организацией были расследованы четыре подобных случая, все они произошли в Центральном административном округе Тюмени.

Отметим, данное дело также берет под свой контроль Тюменский родительский комитет.

«Мы надеемся, что с помощью Павла Астахова, с привлечением СМИ, общественности и правозащитников федерального уровня данное незаконное изъятие детей и уголовное преследование многодетной матери, повлекшее ее смерть, не останутся безнаказанными.

Мы также надеемся, что этот трагический случай привлечет внимание общественности к проблеме необоснованного изъятия детей у добросовестных родителей по надуманным предлогам, как в Тюменской области, так и в других регионах России, и эта порочная практика будет прекращена», — пишет в своем обращении Константин Шестаков.

Источник: собственная информация
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме