Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
29.07.2015 / 16:50
Анна Москвина: Эвтаназия для уменьшения числа беспризорных животных бесполезна

Собаке собачья жизнь. Но если так сложилось, что животное стало бездомным, то страдают от этого жители города. В Тюмени с бродячими собаками борются, но недостаточно, считают многие. Идеями того, как нужно искоренять проблему безнадзорных животных поделилась в «Народном интервью» председатель «Общества защиты животных» Анна Москвина.

Еще в июне пользователи портала NashGorod.ru направили ей свои вопросы, на которые Анна дала ответы.

Кирилл: Насколько жестоки сегодня люди к бездомным животным? Где и когда зарождается умение у человека не пройти мимо беззащитного существа и по возможности помочь?

— Я не обладаю пессимистичными взглядами и вообще считаю, что хороших людей очень много. Умение человека не пройти мимо воспитывается с детства, причем, я считаю, что это для человека естественно. Всем, я думаю, известны истории, когда бездомных животных приносят домой именно дети и просят взрослых помочь — вылечить, пристроить, оставить дома и не бросить на произвол судьбы. Другое дело, что с возрастом добрые порывы у многих заглушаются так называемым «здравым смыслом» — куда мне его девать, мне некогда заниматься помощью, у меня нет на это денег и так далее. На самом деле это называется ленью и равнодушием, которые в наши сердца с течением жизни проникают. А вообще жестокость у людей, конечно, присутствует, но она проявляется и к животным, и к людям, жестокость избирательной не бывает.

Андрей Т.: Кто из пристроенных подопечных наиболее запал Вам в душу? О ком Вы будете помнить еще долго?

— За 3 года работы приюта животных, прошедших через него, около 800. Я помню многих, хотя и не всех. У каждого волонтера есть свои «любимчики». Я люблю счастливые истории. Например, в 2012 году отлов привез нам подстриженного старого пуделя, который в уличном вольере сидеть не хотел — есть отказывался, скулил, в общем, не мог без контакта с людьми. Мы отпустили его бегать свободно по приюту, назвали Кирюшей. Прожил он у нас почти 2 года, был стареньким, очень вредненьким, мыться и подстригаться отказывался. Встречал каждого посетителя с радостью, но мы на его пристройство и не надеялись — возраст и характер были не подходящие. И все же однажды к нам пришла женщина, которая, обойдя все вольеры, сказала — я видела, здесь пробегал лохматый пес, где он? А Кирюша, как назло, спрятался и знакомиться не хотел, еле нашли и привели. При знакомстве он еще и укусил женщину за палец. Но она все равно не испугалась — взяла его домой. Через два дня уже звонила и рассказывала: «Пришли домой с Кирюшей с прогулки, новая хозяйка сделала ему замечание — какой ты грязный, а тот опустил голову, пошел в ванную и дал себя помыть безо всяких капризов». Любовь все меняет. Очень хочется, чтобы такие истории случились в жизни каждого нашего питомца приюта.

Екатерина: Отслеживаете ли Вы дальнейшую судьбу своих пристроенных животных?

— При передаче животного мы заключаем договор, переписываем паспортные данные, адрес и телефон владельца, указываем его дальнейшие обязанности по содержанию животного, делаем совместное фото. Волонтеры в дальнейшем обзванивают приютивших животных и даже ездят в гости по договоренности. Нельзя сказать, что мы прямо отслеживаем жизнь каждого, у нас нет таких волонтерских ресурсов, но интересуемся дальнейшей судьбой.

Елена Николаевна: Какая вероятность, что животному с увечьем найдутся хозяева? Например, ампутирована лапка или отсутствует глазик?

— Вероятность такая есть, тем более, что отсутствие глаза или лапки никак не влияет на нормальную жизнь животного — оно двигается также активно и полноценно существует. Конечно, многие хотят иметь животное «без дефектов», но настоящего любящего и ответственного человека такие недостатки не оттолкнут.

Сергей: А что будет с теми животными, которым вы так и не найдете хозяев? Они будут скитаться по передержкам, пока не умрут?

— У Вас неверное представление о нашей деятельности. Есть различные организации помощи животным. Мы не занимаемся передержками, мы содержим приют, где животные живут и ждут своих хозяев. Те, кто хозяев не дождется, проживут с нами всю жизнь до своей естественной смерти, у нас были такие животные. Те, кто живет в приюте давно, конечно, считают его своим домом, встречают нас радостно, различают своих и чужих, нагулявшись, забегают именно в свой вольер самостоятельно, у них есть в приюте друзья — животные, с которыми они хорошо общаются и играют. Конечно, у единственного хозяина животному лучше — больше внимания и заботы. Но тех, кого мы оставляем в приюте на постоянное жительство, нельзя назвать «скитающимися» или несчастными. Жизнь свою они воспринимают вполне нормально, а иногда она у этих животных намного лучше, чем бывает у некоторых хозяев.

Анастасия: Анна, здравствуйте. Расскажите, с какими трудностями вам приходится сталкиваться в работе? И какую отдачу вы получаете от нее?

— Отдача в том, что я знаю — наша деятельность реально помогает спасти жизнь тысячам животных, изменить подходы людей к проблеме, меняет общественное мнение, меняет самих людей. Спасаются не только те, кого мы подобрали, вылечили, пристроили. Прекратив контракт на убийство, мы останавливаем уничтожение уже не сотни подобранных и живущих в приюте животных, а тысяч.

Непосредственно общение с животными приюта — это очень много положительной энергии. Как говорила на встрече межрегиональных зоозащитных организаций руководитель приюта в Вологде, — собакотерапия.

Трудности есть двух параметров — материальные и моральные. Финансирования не хватает, а средства на крупу, корма, операции, оплату услуг по содержанию 150 животных нужны ежедневно. Всегда актуальна потребность в волонтерах — для выгула собак в приюте, для ухода за кошками, для проведения акций приюта в городе, для подачи в интернете объявлений о пристрое животных. А вторая сторона — многие люди, обращающиеся по телефону в приют, не хотят понимать, что 70 вольеров и 2 вагончика не способны вместить всех бездомных животных, которым требуется помощь, и что волонтеры приюта — не боги. Мы берем на содержание только тогда, когда есть свободное место в приюте, есть возможности для содержания и помощи животному — ведь не каждая собака может жить в уличном вольере с другими собратьями. Щенков и котят мы не берем — у нас карантинники для них отсутствуют. Мы категорически не берем домашних животных — у них есть хозяева, которые несут на себе обязанность отвечать за содержание своего животного. Чтобы бездомных животных было меньше, мы ведем общественную работу, но она заключается не в содержании приюта, а в изменении законодательства, изменение механизмов работы с владельцами и с уже бездомными животными.

Наталья: Здравствуйте, Анна! Как известно, в ветеринарных клиниках огромные цены буквально на все. А так как вы оказываете помощь не только брошенным животным, но часто и травмированными, вам постоянно нужна профессиональная помощь. Идут ли вам клиники навстречу? Есть ли среди них такие, которые не берут деньги хотя бы за свою работу и консультации?

— За несколько лет работы, естественно, мы нашли контакты с теми врачами, качество и цена услуг которых нас наиболее устраивают. Многие медикаменты мы покупаем у оптовых поставщиков и не переплачиваем за них в клиниках. За консультации с нас на самом деле не берут деньги, и мы обращаемся за такими советами к врачам клиники ИП Гиря О.И. — там животных любят. Делать бесплатно операции, анализы, обследования не может никто, ведь врач тратит на это свое рабочее время и зарабатывает этим на жизнь. Вы же тоже не ходите на работу бесплатно. Средства на помощь травмированным животным мы собираем благодаря пожертвованиям.

Александра: Как вы относитесь к эвтаназии беспризорных животных? (для уменьшения их популяции)
Оправдано ли вкладывать большие деньги на лечение и операции больных животных, которых впоследствии вряд ли кто-то возьмет к себе в семью?

В одном из интервью я читала о предложении ввести чипирование домашних животных. Помимо того, что это достаточно затратное дело, каким образом это уменьшит популяцию и агрессию со стороны беспризорных животных? К тому же, всех чипировать не удастся, у нас и отловить всех не могут.

— В этом вопросе все собрано в какую-то кучу.

Эвтаназия для уменьшения численности беспризорных животных абсолютно бесполезна, что доказала уже многолетняя практика этого метода, более того — это только усугубляет проблему — увеличивает число агрессивных животных.

Про оправданность вкладывания средств в лечение животных, которых возможно никогда не пристроишь: неверная постановка вопроса. Помощь кому-либо — это не бизнес-проект и оправданность вложений тут рассматривать бесполезно. Люди помогают по велению сердца, потому что это нормально для человека — помогать тому, кто нуждается в помощи (по мере возможностей, конечно). Это как давать милостыню — какая тут оправданность вложений? Вы никогда не знаете точно, кому найдется хозяин, а кому нет, не просчитаете поворотов жизни. Делайте хорошие дела, когда в них кто-то нуждается, а уж выгоду этого жизнь покажет впоследствии.

Про ответственность владельцев, обязательность регистрации и чипирования. Чипирование — совсем не дорогостоящая процедура, сам чип стоит около 150 рублей, вводится как простая инъекция, плюс необходимо внести данные о животном в единую базу. Если за это берут большие деньги в клиниках, то просто навариваются на ограниченности предложений в этой сфере услуг. Как я уже говорила, 99,64% укусов совершают владельческие животные. К ответственности привлечь возможно только в случае выявления владельца животного. Поэтому я считаю чипирование необходимой процедурой для всех животных.

Чипирование бездомных животных необходимо, в первую очередь, для исключения хищений бюджетных средств при отлове и обработке животных. Иначе процедуры ОСВВ можно провести у одного и того же животного несметное количество раз. Чипирование предотвращает повторные отловы одних и тех же уже обработанных животных, чип содержит все сведения о проведенных вакцинациях собаки или кошки. Кроме того, если работать системно, то популяцию безнадзорных животных в городе можно контролировать и учитывать, сделать максимально безопасной для людей, а также снизить ее до минимума. Учет того, что ты делаешь и тех, кого ты контролируешь, необходим.

Лилия: Что нужно сделать, чтобы противодействовать агрессивным собакам? Бывает, что еду на велосипеде, и меня облаивает стая собак.

— Агрессивных животных лучше избегать и на амбразуру не кидаться. Попробовать спокойно обойти лающую стаю, если нападают (кусают), то позвать на помощь, найти на земле камень или палку и бросить. Часто хватает даже имитации «замахивания». На самом деле, укусы бездомными собаками согласно исследованиям Омского института очаговых инфекций Роспотребнадзора составляют только 0,36% от общего числа укусов собаками. Опасны именно владельческие собаки, бездомные собаки в основном людей боятся и даже если и облаивают, нападения их очень редки.

Михаил: Насколько активны в Тюмени хэдхантеры, и как вы к ним относитесь?

— Наверное, имеются ввиду живодеры. Я знаю, что есть такие отдельные люди. Понятно, что отношусь к ним плохо, также как к любым преступникам — убийцам, насильникам, бандитам. Жестокость к животным внесена в состав признаков психических отклонений по международной классификации заболеваний такого рода. Убийство животного, пусть и бездомного, согласно законам РФ, — преступление. Согласно моральным законам — это преступление также. Еще патриарх всея Руси Алексей обращался к президенту РФ с просьбой обратить особое внимание на пресечение жестокости к бездомным животным, как недопустимое для духовно здорового общества.

Анна: Здравствуйте! Почему, по-вашему, не удается решить проблему с бродячими собаками в Тюмени? Мешает инертность чиновников или что-то еще? Если да, то назовите конкретных должностных лиц, которые не дают возможность адекватно решить проблему.

— Решение вопросов обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия, регулирования численности бездомных животных и обеспечения безопасности населения — это работа чиновников. Тот факт, что вопросы решаются крайне плохо — явный результат плохой их работы. Называть это «инертностью», по моему мнению, слишком мягко, я называю это бездельем, непрофессионализмом и неэффективной работой. Конкретных должностных лиц могу назвать, ведь именно в их обязанности входит указанная выше работа — заместитель главы администрации г. Тюмени Шпиренко А.И. (который до недавнего времени совмещал и должность директора департамента городского хозяйства), заместитель директора департамента городского хозяйства Нефедов С.В. (был также совсем недавно директором МКУ «ЛесПаркХоз»), директор и заместитель директора «ЛесПаркХоза», которые непосредственно организуют работу по отлову и обработке безнадзорных животных.

Елена: Скажите, когда отлавливают собак, что применяют? В американских фильмах такими удавками их ловят, а у нас как? Ну, реально ни разу не видела…

— В принципе, присутствовать при отлове вполне возможно, муниципальная служба это вполне допускает. Средства отлова существуют различные — самозатягивающаяся петля (удавка), сачок, клетка-ловушка, пневматическое ружье с летающими шприцами. Инъекции препаратов имеет смысл применять только там, где животное ограничено в пространстве (какое-то помещение), так как транквилизаторы действуют только через 10–15 минут, а за это время собака после выстрела может от испуга убежать очень далеко.

Светлана: Какой процент отловленных собак возвращается на улицы города?

— По данным статистики за 2014 год возвращены стерилизованными на улицы 570 собак, отловлено было 1085. Дело в том, что в половине случаев муниципальная служба отлавливает щенков, которые либо гибнут от инфекций в пункте, либо их забирают под пристройство общественники, стерилизовать и выпустить щенка в короткий срок после отлова невозможно. Я считаю такое «массовое собирательство» щенков крайне неэффективной тратой бюджета.

гость: Что побудило вас стать зоозащитницей?

— Я смотрела недавно телепередачу, в которой старец (так называются люди, занимающиеся развитием своих духовных качеств) говорил: «Человек приходит на землю не для того, чтобы устраивать свою жизнь, а чтобы сдавать экзамен». Каждому человеку посылаются свои экзамены в жизни. Я всегда позитивно относилась к животным, но без фанатизма — мимо брошенного котенка на улице не проходила, но и не более того. Эта общественная деятельность возникла в моей жизни сама собой, потом присоединились люди, а потом она стала своеобразной ответственностью — если взялся за дело, тем более от которого зависят жизни, то бросить как-то неправильно.

Зоозащитник — не совсем верное понятие для того, что я делаю сейчас. Не допускать неэффективной траты бюджета и прекращать коррупционные контракты — это ведь не совсем про животных, менять потребительское отношение людей к жизни на ответственное и человечное — тоже не совсем про них.

Я считаю, что занимаюсь больше изменением людей и общества, а защита животных — просто одно из следствий.

Люди ведь и животных-то защищают не ради животных на самом деле, а ради себя, ради сохранения человеческих ценностей — добра, милосердия, гуманности, совести. Я начала делать это ради моих детей — не хочу, чтобы они жили в мире, наполненном жестокостью и черствостью, хочу, чтобы они делали выбор между категориями «добро» и «зло», а не выбирали «что проще», «как мне дешевле», «зачем он нужен если не приносит мне пользу», «помогу если не надо будет напрягаться» и тому подобное.

Олег: Анна, скажите, как считается количество бродячих собак? Ведь их численность, как я понимаю, не регулируется, не фиксируется. Как? Откуда можно знать, сколько бродяжек в городе и где?

— Работа с бездомными животными также, как и любая другая работа, должна проводиться с участием специалистов. Существует несколько научных методик подсчета численности бездомных животных. Можно провести подсчет численности на определенной территории — этим занимаются научные специалисты, в Тюмени такие есть. Но такие работы исполнительными органами, занимающимися вопросами регулирования численности животных, никогда не заказывались. Мы самостоятельно, на основе данных исследовательской работы профессора биологического института, провели подсчет укрупнено — получили число 6800 взрослых безнадзорных собак на город Тюмень. Брали типы застройки города и плотность бездомных животных, которая имеет разные значения в зависимости от типа застройки.

Илья: Скажите, кроме собак есть, например, отлов и черепашек?

— Так как скопления черепашек на улицах Тюмени я никогда не видела, то, вероятно, отлов их существует, и намного более эффективный, чем бездомных собак и кошек, видимо потому, что черепашки не входят в юрисдикцию департамента городского хозяйства.

Вера: Анна, скажите вы как-то сотрудничаете с «Потеряшками», вы с ними враги или друзья?

— Мы не сотрудничаем с этой организацией и не являемся врагами. Во многом у нас разные задачи. Наше основное направление деятельности — изменение подхода власти и общества к бездомным животным, принятие таких мер, чтобы животные в итоге бездомными не становились, хотя практической помощью и пристройством уже бездомных животных мы тоже занимаемся — содержим общественный приют, где постоянно проживают около 150 бывших бездомышей. Но главной и наиболее важной нашей работой я считаю другое — разработка и продвижение законопроектов по регулированию численности бездомных животных, прекращение массового уничтожения бездомных животных по госконтрактам, пропаганда гуманных и эффективных методов сокращения численности животных, развитие социальной рекламы и работы с детьми в сфере воспитания ответственного обращения с домашними животными. В настоящее время я являюсь координатором создания межрегионального объединения зоозащитных организаций — мы будем обмениваться опытом работы, делиться технологиями, создавать единую базу социальной рекламы и уроков добра, проводить юридическую работу. В рамках проекта Общероссийского народного фронта «За честные закупки» мы планируем максимально возможно с помощью активных зоозащитников из регионов остановить коррупционные противозаконные контракты на уничтожение бездомных животных. Сотрудничаем с Общественной палатой РФ, которая поддержала разработанную нами программу комплексного регулирования численности бездомных животных. 8 июня состоялся круглый стол на площадке Общественной палаты РФ в Москве с участием экспертов Общероссийского народного фронта, где мы обсудили схему общественно-государственного партнерства в регулировании численности бездомных животных — альтернативную коррупционным коммерческим договорам и неэффективным муниципальным службам. То есть мы ведем ту деятельность, которую не ведут простые группы по пристройству животных — занимаемся решением проблемы, а не только устранением ее последствий.

Источник: собственная информация
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме