Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
07.03.2016 / 13:02

Уже завтра в Тюмени стартует X чемпионат мира по зимнему плаванию. На набережной Туры будут бороться за медали 1276 спортсменов из 39 стран мира практически всех континентов планеты. География, сопоставимая с половиной Олимпийских игр. Для Тюмени — масштаб соревнований беспрецедентный, однако, наш город хорошо известен в кругах зимних пловцов, а сибирские морозы высоко ценятся у любителей закаливания по всему миру.

О том, как через «агентов влияния» удалось привлечь в Тюмень столько почитателей холода, а также почему наш город уже считается столицей зимнего плавания России, мы побеседовали с исполнительным директором Федерации закаливания и зимнего плавания Тюменской области Дмитрием Драгожиловым. В обозримом будущем зимнему плаванию предстоит стать самостоятельной спортивной дисциплиной и, вполне возможно, одним из самых массовых развлечений в Тюмени.

— Дмитрий Анатольевич, расскажите немного о себе: как вы пришли в зимнее плавание и как развивается это движение у нас в Тюмени?

— На сегодняшний день стаж закаливания у меня более 20 лет. Начал я заниматься по банальной причине: отсутствие горячей воды. Я поступал в университет, регулярно обливался холодной водой и к концу летнего сезона уже понял, что имею некоторый опыт. Осенью продолжил обливаться, зимой вышел на снег, а после Нового года первый раз попробовал, что такое прорубь в старейшем клубе закаливания Тюмени — «Кристалл».

С тех пор регулярно этим занимался, участвовал в различных соревнованиях. Ну и при том, что я являюсь кандидатом в мастера спорта по плаванию, мне удавалось быстро, не замерзая преодолевать короткие и средние дистанции в ледяной воде.

Позже, как раз на волне интереса к закаливанию и зимнему плаванию, я познакомился с депутатом Тюменской областной Думы Алексеем Павловичем Салминым, и в 2011 году был создан такой проект «Моржи Тюмени». В его основу легло несколько направлений: одно из важных — это консолидация всех клубов и организаций закаливания, которые были на тот момент в России.

К тому времени существовало несколько федераций — в Москве, Санкт-Петербурге, других городах — но не было единой системы, все существовали как-то разрозненно. Уже через два года мы провели первую всероссийскую конференцию в Тюмени, собрав более 40 регионов. Этого количества с учетом еще порядка 12-ти регионов, которые присоединились к нам позднее, уже достаточно для формирования новой спортивной дисциплины. По правилам Минспорта должно быть задействовано не менее половины субъектов страны, чтобы был зарегистрирован вид спорта.

— К какому решению в итоге удалось придти?

— Мы предложили маршрутную карту всем участникам конференции, приняли резолюцию, с которой все согласились. И в рамках этой резолюции мы сейчас последовательно продвигаемся. Первый пакет на формирование вида спорта от Тюменской области направлен в Министерство спорта. Уже мы получили обратную связь о необходимости предоставления дополнительных документов. Пока на время подготовки к чемпионату мира пришлось отключиться от этого вопроса, но тем не менее он на контроле и у нашей федерации, и у департамента по спорту и молодежной политике.

— И тем не менее в таких вопросах очень большую роль играет массовость.

— Разумеется. Это второе и можно сказать основное наше направление — популяризация закаливания. Непросвещенность самих моржей и публики очень отталкивает.

Люди либо боятся, либо руководствуются какими-то стереотипами, банальным незнанием, в том числе физиологических процессов, которые происходят с организмом при воздействии холодной воды. Вот, мы на своем примере стараемся развеять эти стереотипы.

В Тюмени сейчас регулярно проходит такое мероприятие как «Сибирская купель»: там любой желающий может окунуться в прорубь и получить сертификат моржа. Кроме того, профессиональные спортсмены показывают мастер-класс на различных дистанциях.

Еще одно крупное мероприятие — это Tyumen Open Cup, который вырос из открытого турнира городов. В 2013 году он уже привлек достаточное количество иностранных спортсменов, так что по праву он стал считаться международным. Уже в 2014 году мы привлекли 18 иностранных участников. Вот так планомерно, показывая свое гостеприимство, мы создали своих агентов влияния, которые впоследствии создавали интерес к Тюмени в своих странах.

Но это все, как говорится, работа на публику. Нужно еще всесторонне знать предмет, который собираешься популяризировать. Поэтому выросло очень важное третье направление — медицинские исследования организма моржей. Им занимается рабочая группа ученых-медиков из Тюменского государственного медицинского университета, курирует ее проректор по научной работе Андрей Михайлович Машкин. Без преувеличения могу сказать, что это уникальный проект. Аналогов ему нет нигде в мире.

Нет, исследования на эту тему, конечно, ведутся. Но они касаются довольно узкого круга вопросов — как правило, это изучение организма спортсменов- экстремалов, которые ставят какие-то рекорды, например, когда переплывают проливы или соревнуются на длинных дистанциях. Так вот, мы несколько расширили диапазон исследований: собрана фокус-группа из более чем 50 пловцов для перманентного мониторинга их состояния. В нее входят люди разных возрастов, с разным стажем закаливания, мужчины, женщины.

Вот буквально на прошлой неделе начались эти исследования. Таким образом мы сейчас формируем необходимый багаж знаний о воздействии холодной воды на организм человека.

— Получается, раньше закаливались по наитию?

— Не совсем, в советские времена закаливанию уделяли довольно больше внимание. Были исследования, где оно рассматривалось в качестве одного из методов по оздоровлению работников и, как следствие, повышения экономических показателей. В 70-е годы были выработаны нормативно-правовые акты с рекомендациями по обязательному закаливанию детей в дошкольных учреждениях, школах, по оздоровлению на производстве и так далее.

Но очень важно составить квалифицированное мнение именно о воздействии зимнего плавания на организм. Дело в том, что моржи в клубах «вербуют» новых людей, основываясь только на эмоциональном состоянии. Проплыл — получил закал-эффект, испытал эйфорию. Вот это состояние они стараются, скажем так, транслировать.

Но чтобы расширить круг любителей зимнего плавания нужна именно компетентная медицинская оценка: что происходит с организмом человека? Можно ли этим заниматься с детьми, при наличии каких-то заболеваний? Как влияет холод на сердечно-сосудистую систему? Как идет процесс закаливания у спортсмена, и наоборот у нетренированного человека? То есть тут обширный пласт клинических исследований, довольно продолжительный по времени. Вот на их основе мы рассчитываем выработать свои практические рекомендации.

— Насколько популярная ваша деятельность за рубежом? На кого сами ориентируетесь в процессе?

— Вообще, когда начинался проект «Моржи Тюмени», мы начали сразу продвигать его на международном уровне. Во-первых, чтобы получить информацию о развитии движения за рубежом, во-вторых, получить их опыт. В мире сейчас зимнее плавание весьма разнородно представлено: где-то оно еще только зарождается, где-то уже проходят классические чемпионаты, как в Финляндии. Вот их опыт нас интересовал в первую очередь, поскольку там зимнее плавание и закаливание охватывает очень большой процент населения.

На самом деле закаливание в Финляндии — это отдельная обширная тема, о ней можно очень долго рассказывать. Сауны и холодная вода — это можно сказать часть национальной финской идеи. В послевоенные годы население страны очень быстро спивалось, потому финское правительство разработало программу по популяризации здорового образа жизни. И важной частью этого, как сейчас можно говорить, нацпроекта стали финские сауны, закаливание в ледяной воде и зимнее плавание. То есть это обширная программа, она официально финансируется из бюджета и получает всю необходимую государственную поддержку. Потому закаливание у них развито повсеместно.

Кстати, самый старый участник — легендарный финский дедушка Эркке Макконен с потрясающим стажем зимнего плавания. Сейчас ему 91 год, совершенно удивительный человек, мы с ним непременно познакомим публику во время чемпионата.

— Расскажите, каким образом проходила подготовка к чемпионату в Тюмени? Сколько времени ушло, чтобы привлечь внимание коллег из-за рубежа?

— Примерно два года у нас ушло на подготовительную работу. Ну и так как в рамках сотрудничества постоянно происходят какие-то ивенты, нас пригласили в Аргентину на международный фестиваль. Там это тоже серьезный национальный проект, и правительство Аргентины вообще стремится популяризировать свою страну именно за счет зимнего плавания.

С его хедлайнером Маттиасом Олой мы как раз познакомились на одном из турниров. Вообще он крайне интересный человек — пловец-марафонец, переплывал Берингов пролив в составе команды. Вместе с ним в 2015 году в составе команды я поучаствовал в заплыве через самую широкую реку в мире Рио-де-ла-Плата. Маттиас активно популяризирует наш чемпионат, активно делится фотографиями, ну и в целом серьезно занимается продвижением зимнего плавания.

Вот таким образом мы познакомились с носителями франшизы чемпионатов мира — Международной ассоциацией закаливания и спортивного плавания (IWSA). Ну так или иначе мы с ее представителями сталкивались на других мероприятиях, приглашали их к себе, потому быстро попали в группу потенциальных кандидатов на проведение Чемпионата у себя в Тюмени. В настоящий момент Тюменская федерация зимнего плавания является единственной на территории страны, которая входит в IWSA в качестве ассоциированного члена.

— Была ли конкуренция среди российских городов в процессе?

— Разумеется. Изначально претендовало несколько городов, в конце осталось только два: Мурманск и Тюмень. И здесь мы выиграли может быть не столько за счет организации, сколько в политическом смысле. Мы во взаимоотношениях с международной ассоциацией были более стабильны и последовательны, скажем так. Мы подготовили хорошую презентацию, рассказали о наших условиях проживания, о месте проведения чемпионата. Постарались передать наш местный сибирский колорит, культуру, побольше рассказать о самом городе и регионе. Одно из обязательных требований ассоциации — доступность места чемпионата для публики. Набережная Туры для этого подошла идеально. Ну и вообще, я считаю, нам удалось показать товар лицом, что называется.

У мурманских коллег была весьма бурная и эмоциональная реакция, после того как огласили результаты и выяснилось, что они проиграли. Но благо она была короткой, и мы довольно быстро нашли точки соприкосновения. Вообще в мире сейчас распространены так называемые классические чемпионаты с короткими дистанциями, и есть состязания с рекордно длинными заплывами — на километр и больше. В них участвуют серьезно подготовленные пловцы с большим стажем плавания. Так вот мы сошлись на том, что они проведут у себя ледовый чемпионат с экстремальными заплывами, а мы будем придерживаться этого классического формата с короткими дистанциями, но с большим привлечением зрителей.

— Многие страны имеют очень солидное представительство на этом чемпионате. Насколько трудно было уговорить иностранных участников приехать в Тюмень?

— Вообще мы когда затевали этот проект «Моржи Тюмени», то как раз с таким прицелом, чтобы у иностранных участников уже сложилось мнение через своих коллег, которые были в Tyumen Open Cup. Не было задачи кого-то специально уговаривать или убеждать приехать.

В прошлые годы мы приглашали по два-три участника от страны, оплачивали им дорогу и проживание, охватывали их своим гостеприимством. И вот теперь на чемпионате получили команды по десять-пятнадцать человек. Они везут своих близких, своих одноклубников. И при этом проживание и участие оплачивается за счет собственных взносов. Но это общая практика для чемпионатов мира.

Тюмень ценится среди иностранных пловцов именно из-за погодных условий. В один из первых кубков вода была всего полградуса, а на улице было минус 33. Иностранные участники были приятно шокированы холодовыми нагрузками — они с подобным редко сталкиваются.

Многие сразу отсняли презентационные фильмы, расшарили огромное количество фотографии в сети. И вот тогда мы получили первый всплеск интереса к городу. Могу без преувеличения сказать, среди иностранцев Тюмень по праву считается столицей зимнего плавания.

— Тюмень знают, а остальные регионы, получается, нет? Есть ведь места и похолоднее.

— Почему не знают? Другие коллеги тоже стараются привлекать к себе внимание. Организовывают турниры, какие-то экстремальные заплывы. Я уже приводил в пример Мурманск. Но у нас все более программно, есть план и стратегия развития. Наверное, за счет этого мы и выигрываем.

— Однако чемпионат не имеет статуса соревнований. Тяжело было конкурировать со странами, где он уже признан на официальном уровне?

— Ну, во-первых, не везде есть это официальное признание, а, во-вторых, в определенных странах оно вообще не требуется. То есть достаточно собраться группе людей, которые регулярно на постоянно основе занимаются зимним плаванием, и уже заявлять об отдельном виде спорта, проводить соревнования и так далее. У нас да, есть четкий законодательный алгоритм: что следует признавать видом спорта, а что нет.

Как я уже сказал вначале, охват населения довольно большой, выработаны единые правила, с которыми согласились все участники, так что в дальнейшем есть все предпосылки к официальному признанию. Но процедурно нужно пройти несколько этапов: сбор документов, их оценка в Минспорта, потом нужно написать долгосрочную стратегию развития — до 2025 года, если я не ошибаюсь. Далее нужен ряд дополнительных исследований под эту стратегию. И так шаг за шагом мы в будущем, я надеюсь, придем к официальному признанию.

— Проведение такого масштабного мероприятия как Чемпионат мира ускорит этот процесс?

— Нет, я не думаю. Регламент четко прописан, там нет ни слова о проведении каких-то массовых мероприятий. Но зато лишний раз подчеркнет социальный интерес к нашей деятельности. Ну и, разумеется, подтвердит статус нашего города как столицы зимнего плавания.

— И все-таки довольно странно, что в такой северной стране как Россия этим озаботились только сейчас. Чемпионаты по зимнему плаванию ведь проводятся уже довольно давно…

— Все определяется интересами и инициативой сообщества — вы же понимаете. Раньше, судя по всероссийскому объединению клубов, главный интерес моржей был: «Давайте плавать больше и дольше». Но даже первичные медицинские исследования показывают, что это как минимум не полезно. Вредно или нет — можно будет сказать позднее, но не полезно — это точно.

Закладывать этот месседж в популяризацию нельзя, соответственно, и зимнее плавание в стране шло по ошибочному пути. Клубы тянули за собой неподготовленных людей в зону неопределенности, экстремальных заплывов. На всероссийской конференции все, наконец, согласились с тем, что эти экстремальные заплывы в массовом закаливании мы вообще не рассматриваем. Нужно исследовать первичное воздействие холодной воды на человека с минимизацией рисков для его здоровья.

Да, география России просто подталкивает нас к развитию зимнего плавания, поэтому практически на всех территориях у нас есть точки роста для этого. В этом сейчас и заключается основная стратегия: затянуть как можно большее количество людей. Их нужно не подстегивать плавать дальше и больше. Не все на это способны, не все это могут и, самое главное, не всем это нужно.

— А вообще, сколько в зимнем плавании профессиональных спортсменов?

— Могу сказать, что практически каждый второй приходит к нам из спорта. По крайней мере, если судить по членству в тюменских клубах. Что интересно, приходят и профессиональные пловцы. По России, наверное, сейчас наберется уже около десятка спортсменов — мастера спорта, мастера спорта международного класса, те кто ранее входил в национальную сборную и так далее.

— Но привлекает их зимнее плавание именно как способ поддержания организма в тонусе, а не спортивная дисциплина?

— В основном да. Сейчас и многие спортивные базы берут на вооружение холодовые нагрузки, поскольку уже клинически установлено, что при них восстановление организма идет быстрее, чем в обычных условиях или от пребывания в сауне или бане. Например, в Центре «Тюмень-дзюдо» есть свои криосауны.

— И все-таки очень важный вопрос: когда же зимнее плавание станет самостоятельным видом спорта и войдет в список олимпийских дисциплин?

— Такое желание имеет место быть у многих международных пловцов. Но, я считаю, это заведомо ошибочное и трудно осуществимое желание. Есть Олимпийская хартия, где прописан весь порядок и алгоритм вхождения дисциплин в олимпийскую программу. Так вот там написано, что зимние виды спорта — это те, которые проводятся либо на снегу, либо на льду. Так что зимнее плавание больше подходит как разновидность плавания на открытой воде. В этом направлении наш спорт вполне может двигаться.

Да и вообще на мой взгляд — это далеко не самая главная цель. Спортивные события популяризируют то или иное занятие лишь отчасти. Да, они показывают красоту дисциплины, возможности человека, некий идеал. Каждое проводимое соревнование дает сигнал в общество, что есть вид спорта, спортсмены, достижения. И через этот месседж можно и нужно привлекать людей.

Но гораздо важнее вот эта рутинная кропотливая работа: медицинские исследования, разъяснения для обывателя, популяризация. Большая часть населения вообще ведь не готова к спортивным достижениям, однако, в каких-то массовых мероприятиях вроде фестиваля «Сибирская купель» поучаствовать хочет и может. А основная задача федерации и, если угодно, тренд — сделать нацию здоровой.

Источник: собственная информация
Просмотров: 3875 | Версия для печати
Читайте новости по темам: Зимнее плавание, Моржи, winterswimming2016
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме