Происшествие Авария Пожар ДТП

Сообщи нам
Проблемы Тюмени
Обсуждаем
Мнения тюменцев
Ronaldo72
25.09.2017 в 18:38
Единственный человек, с которым общался последние лет 5, уехал в другую страну работать. Вот прошвырнулся я сегодня по центру, пока солнышко греет, понял,…
30 6561
Rusuranu
13.09.2017 в 12:28
Республики 94. Говорят, будет парковка. Экскаватор уже вплотную подобрался к относительно недавно посаженным деревцам. Когда-то здесь было так Фото…
1 6339
Все мнения тюменцев
Новости от Нашгород.ру
Добавить на Яндекс
28.10.2016 / 14:16
Юлия Каплина: Кубок мой, но еще есть над чем работать

Эта милая девушка совсем недавно официально была признана самой быстрой скалолазкой в сезоне. Тюменка Юлия Каплина завоевала свой первый в карьере большой Кубок мира, к которому шла долгих четыре года. Не в последнюю очередь благодаря усилиям спортсменки сборная России также была признана сильнейшей в этом сезоне. Впрочем, сама Юлия, как и все спортсмены, очень строго к себе относится и признает, что ей еще много предстоит работать. Тем более, что через четыре года главные международные старты для любого спортсмена — летние Олимпийские игры в Токио.

Юля, расскажи, как ты сама оцениваешь итоги нынешнего сезона?

— Началось все классно — победила на двух этапах подряд в Китае. Затем у меня был небольшой перерыв: заканчивала учебу и писала диплом. Видимо, это сказалось на подготовке. На этапах во Франции и Швейцарии оказалась не готовой на свой максимум и поэтому стала второй. Но, конечно, самым провальным стал один из этапов в Шамони — 25-е место. Худший результат за всю мою карьеру. Там впервые были эти электронные страховки, не очень уверенно себя с ними чувствовала.

На всех остальных этапах уже пришлось выкладываться по максимуму. Три вторых места на последних этапах — это, конечно, не совсем тот результат, на который я рассчитывала. По стабильности все здорово — постоянно в тройке, даже в двойке, но быть все время рядом с первым местом было не очень комфортно. Немного расстроена, есть над чем работать на будущий год.

И тем не менее большой Кубок мира у тебя в руках, хотя его могла заполучить Анук Жубер…

— Анук, конечно, была моей главной соперницей весь этот год. Все время была близка к ней, думала, что это все моя несобранность… Но на предпоследнем этапе (14-й этап Кубка в Уцзяне) буквально перед самым финишем нога соскользнула с зацепа, потому что трасса была немного мокрой после дождя. Самый обидный старт за сезон, конечно.

На самом деле весь сезон я думала, что просто это у меня проблема с Жубер — не могу на нее никак настроиться, собраться. Но, как показал последний этап, где я уже соревновалась не с ней, а с Клаудией Бушек, проблема немного больше. Что поделать — буду работать в будущем сезоне.

Юлия Каплина: Кубок мой, но еще есть над чем работать 2

Хотя на самом деле заполучить большой Кубок очень приятно. Я уже четвертый год где-то совсем рядом с ним. В 2013 году была второй, на следующий год так же, в 2015 году была третьей, и вот, наконец, завоевала.

Судя по результатам, конкуренция в скалолазании сейчас очень серьезная. Кто сейчас наши главные конкуренты?

— У нас из команды ушло много сильных спортсменок. Сейчас, можно сказать, сборная Польши вне конкуренции — у них стабильно ездят на все этапы четыре-пять человек, обычно пробиваются в первую четверку. В сборной Франции тоже несколько спортсменок помимо Анук, которые уже стабильно доходят до одной восьмой. У нас в команде, на мой взгляд, как-то пустовато. Раньше, помнится, по восемь-девять девушек мы выставляли.

Парней тоже маловато, конечно. На последнем этапе, например, выступало всего трое человек: Стас Кокорин, Саша Шиков и Владислав Деулин. На всероссийском уровне у них конкуренция можно сказать не упала, но не все имеют возможность ездить на соревнования, тем более международные, — это достаточно дорогое мероприятие. Не во всех регионах оно оплачивается из бюджета. У нас в Тюменской области с этим все в порядке: есть и финансирование, и самый большой в стране скалодром, и условия для тренировок.

А как складываются отношения в сборной и с соперницами из других стран?

— Внутри сборной стараемся дружить между собой. Ну как… Вот последние два этапа в Китае мы две недели жили бок о бок, общались чуть ли не 24 часа в сутки. Коллектив как-то сам собой складывается. А насчет остальных соперниц, той же Анук Жубер, какой-то особой дружбы у нас нет, но на соревнованиях всегда хорошо общаемся.

Во время самих соревнований, как тебе удается настроиться на удачный старт? Что-то говорите друг другу перед забегом?

— С соперницами перед самым стартом не общаемся, каждый настроен на свое. Со своими ребятами, если дошли до финала или полуфинала, удается похлопать по плечу, сказать пару ободряющих слов.

Перед самым стартом я стараюсь выкинуть все мысли из головы, выбрать какую-то одну точку на полу и смотреть на нее. Вокруг ходит много людей, на трибунах постоянно вспышки от фотоаппаратов, свет от софитов, если забег поздно вечером. Это все отвлекает, потому стараюсь сосредоточиться и не смотреть по сторонам.

А вообще все зацепы давным-давно изучены, но ошибок у всех очень много. Чуть поставишь на миллиметр в сторону ногу, или перехватишься не так — и уже теряешь время. Помню, на одном из первых этапов соревновались в финале с Александрой Рудзинской. Ошиблась на середине трассы, потом исправилась, догнала ее. Перед самым финишем уже она споткнулась, потом я сделала движение — тоже ошиблась, но в итоге победила. Ты не смотришь по сторонам и не видишь соперника, но чувствуешь все его действия. Когда он ошибается, всегда есть вероятность, что и ты тоже где-то оступишься. Моя победа в тот момент — это скорее везение.

Юлия Каплина: Кубок мой, но еще есть над чем работать 3

А как ты вообще пришла в скалолазание? Занималась другими видами спорта до этого?

— Чем я только в детстве ни занималась! Мама меня водила, наверное, по всем кружкам и секциям, какие были в городе. Я рисовала, танцевала, занималась художественной гимнастикой. Разве что только не пела и не играла на инструментах. Все говорят, что мне медведь на ухо наступил. (смеется)

Но в общем в детстве я была сильным ребенком. Когда выходили во двор на прогулку, много бегала, прыгала, висела на турнике. Потом, когда пришла в скалолазание на «Алькор», сразу начала показывать результат. Ну и Сергей Сергеевич, конечно, этого не мог не заметить.

У родителей не было желания отдать тебя в какой-то более популярный вид спорта?

— Изначально, у мамы было желание отдать меня в лыжницы. Жили тогда мы просто рядом с лыжной базой, но если честно не люблю их совершенно. Помню, находила какую-то горку и с нее все время скатывалась, а наматывать круги по лесу было очень скучно.

Когда что-то не получалось у меня, конечно, были разговоры: может тебе оставить скалолазание и попробовать что-то еще? Но не потому, что это какой-то непрестижный, неолимпийский вид спорта. Такого у нас в семье точно не было. И родители всегда меня очень серьезно поддерживают. Когда завоевала Кубок, первым делом позвонила маме, и она плакала в трубку.

Само скалолазание я даже не воспринимаю как вид спорта, которым занимаюсь. Мама тоже очень удивлялась, почему именно оно. Я и сама не могу объяснить. Наверное, когда впервые пришла на скалодром, просто почувствовала, что это на сто процентов мое, мой жизненный путь.

Успех спортсменов, как известно, это еще и заслуга тренера. Расскажи, как выстраивает процесс твой наставник Сергей Сергеев? Его тренерская манера чем-то отличается от других тренеров?

— У меня была возможность сравнить, когда я была на сборах в Новосибирске. Скажу честно, работать было не очень комфортно. Сергей Сергеевич просто такой человек, с которым общаешься не только как с тренером. К нему можно обратиться по любой проблеме. Если неприятности с учебой или еще какие-то проблемы, что-то беспокоит, он всегда выслушает и постарается помочь советом.

Он никогда не заставляет нас что-то делать, а старается, чтобы именно мы сами захотели добиться результата. Этим его подход кардинально отличается от других тренеров. На мой взгляд это как раз самое важное: никого ни к чему не надо принуждать — ты сам должен захотеть.

Помню лет в 13–14, когда я еще только начинала заниматься, естественно, часто ленилась. Куда-то пойти с друзьями после школы, погулять, пропустить тренировку… Он вообще ни слова не говорил, даже родителям не звонил с расспросами, почему ваш ребенок не ходит. Ну а потом на соревнованиях я понятное дело проигрывала из-за того, что мало тренировалась. Он подходил и спрашивал: «Ну что будем тренироваться?» Очень обидно было из-за этих неудач, самой хотелось приходить в зал и добиваться результата.

Как вообще строятся твои тренировки? Посещаешь ли тренажерный зал? Насколько интенсивно тренируешься перед соревнованиями?

— Активная фаза подготовки у меня начинается где-то за месяц до соревнований. В это время у меня обычно по две тренировки, в неделю где-то выходит по шесть-семь. Все время провожу на скалодроме и поскольку мы все-таки соревнуемся в скорости, то нет особого смысла тренировать выносливость. Поэтому тренировки не слишком интенсивные — бывает всего по пять-шесть забегов на высоту с большими интервалами, но зато на максимальную скорость.

Всю прошлую предсезонку я провела в тренажерном зале из-за травмы. Поскольку лазать не могла, активно налегала на общую физическую подготовку, в том числе с отягощением. И это мне очень помогло подготовиться.

А каким образом тренируешь скоростные качества, есть ли специальные упражнения?

— Там много всего — те же упражнения с резиновой лентой, забеги на короткие дистанции. Но на самом деле спринтерская скорость — это скорее природные данные. Так уж сильно, как выносливость, ее развить не получится.

Травмы какие-нибудь бывают у скалолазов?

— Как и в любом спорте. Растяжения связок, разбитые ноги и колени — это прямо классика для нас. Так что в короткой юбке летом не походишь. Но вообще травмы — по большому счету следствие плохой разминки. Где-то не обратил внимания на боль, не надел защиту… У меня, например, с начала года была травма руки, вылечила, но теперь все равно каждый раз бинтую запястье.

Не так давно сообщалось, что скалолазание все-таки появится в программе летней Олимпиады 2020 года в Токио. Однако там спортсменам предлагают соревноваться во всех трех дисциплинах: в скорости, трудности и боулдеринге. Реально ли освоить все спортсмену-скоростнику, и как ты планируешь тренироваться в ближайшие четыре года?

— Очень радостно, что нашу дисциплину наконец-то включили в олимпийскую программу. Но мы пока вообще не знаем, по каким критериям будут отбирать спортсменов и как нам тренироваться. Может будут выбирать сильнейших в своих дисциплинах, может выберут многоборцев.

Но хотелось бы, чтобы отобрали по специализациям, потому что в противном случае наша скоростная дисциплина очень сильно проиграет в зрелищности. На последнем чемпионате мира впервые было троеборье и результаты, если честно, получились смешными. Победительницей стала наша девочка Алена Красовская. Так вот, она показала шестое время в боулдеринге, 29-е в трудности и 20-е в скорости.

Многие просто не понимают разницу между дисциплинами, а она на самом деле огромна. Это как в легкой атлетике: есть бег на двести метров, есть марафон и, не знаю, прыжки в длину, например. Какой легкоатлет сможет специализироваться во всех трех дисциплинах и показывать лучшие результаты?

Пока нам действительно надо будет сделать упор в тренировках на другие дисциплины. Планирую начать с боулдеринга — он как-то ближе к моей основной специализации и в будущем году прокачивать его. Все-таки все три дисциплины совместить будет нереально, мне кажется. Но над выносливостью, конечно, тоже поработаю.

Некоторое время назад о скалолазании в России мало кто говорил. Но вот наша сборная начала показывать высокие результаты, появились достижения у тюменских спортсменов: у тебя, Марии Красавиной, Станислава Кокорина… Можно сказать, что узнаваемость повышается? Или обыватель по-прежнему не воспринимает скалолазание как серьезную спортивную дисциплину?

— На самом деле разговоров и узнавания все больше, хотя, конечно, с этим в России все еще большие проблемы. Первое время, когда спрашивали, чем я занимаюсь, и слышали ответ про скалолазание, неизменно следовал вопрос: «А где в Тюмени скалы?» Ну то есть, человек даже не задумывался, что лазать можно и не по скалам совсем.

Изначально меня это сильно обижало. Все-таки с альпинизмом и турпоходами в горы наш спорт ничего не имеет общего. Сейчас уже не реагирую, да и вопросов таких почти не задают. У нас в городе с узнаванием все-таки дело обстоит получше. Самый большой скалодром в России — именно у нас. На нем даже чемпионат мира проводить можно.

Что сейчас в ближайших планах? Сезон уже закончился и никаких серьезных соревнований не будет?

— Впереди еще два всероссийских старта, но, если честно, хотелось бы их пропустить. Сезон тяжелый выдался, усталость накапливается…

Планируешь отдохнуть зимой?

— Ну совсем уж расслабляться не буду. До конца недели посижу дома, а потом начну потихоньку готовиться.

То есть покорять вертикали тебе совершенно не надоедает?

— Эталон, бывает, что и надоедает. Трасса ведь одна и та же — пять-шесть подъемов за тренировку, потом еще соревнования. Вот, будет такой своеобразный отдых теперь. (улыбается)

А сама трасса на соревнованиях как-то различается на разных этапах?

— Конфигурация не менялась уже давно, но да, есть нюансы. Где-то мы соревнуемся на воздухе, где-то в помещении, на какой-то трассе трение есть, на какой-то нет. Надо сказать, сложная трасса — даже подготовленный любитель вряд ли сможет ее преодолеть.

К ближайшей Олимпиаде обещают все поменять, придумать какие-то новые условия. И мы все, на самом деле, очень этого ждем. Чувствуется, что спортсмены уже вышли на максимум в своей скорости. Если посмотреть результаты 2007–2009 годов: тогда парни преодолевали высоту примерно за семь секунд, а теперь уже девочки вполне уверенно из этого времени выбегают.

Создается впечатление, что у тебя только одно скалолазание в жизни. А как же хобби, увлечения?

— Ну вот несколько лет осваивала ледолазание… (смеется) Даже мастера спорта получила.

Я имею в виду, не связанные с физическими нагрузками

— Да много что, на самом деле. Одно время делала мыло ручной работы — нравилось его разливать по формочкам. Все подруги у меня увлекаются вышиванием, я тоже одно время этим занималась. Нравится постоянно пробовать что-то новое, не стоять на месте.

А вообще да, скалолазание — это главное, чем я занимаюсь. Честно говоря, даже не знаю, что будет, когда придется уходить из спорта. Рановато еще об этом думать. Главная моя мечта — это даже не Олимпиада 2020 года, а следующая, которая будет в 2024 году. Если все-таки в ней победит Париж, то велика вероятность, что там мы будем выступать каждый в своей дисциплине. Вот это и есть самая моя главная мечта: победить на Олимпиаде и именно в своей скоростной дисциплине.

А как же личная жизнь? Семья, дети… Не планируешь в декрет, как Мария Красавина?

— Кто только мне этот вопрос не задавал! (смеется) На Кубке уже французский тренер подкалывал, мол, не пора ли тебе вслед за Машей? Ответ — нет, не пора. Пока не хочу и не планирую. Пусть Анук не расслабляется!

Источник: собственная информация
Просмотров: 2317 | Версия для печати
Читайте новости по темам: Скалолазание, Интервью, Спортсмены
Увидели опечатку или ошибку?
Выделите ее и нажмите
Комментарии 0 Читать на форуме
Чтобы добавить комментарий необходимо зарегистрироваться или войти на сайт.