17.09.2015 / 17:13

Елена Молдованова: Наша работа — вызывать в людях переживания

Александр Ляховжурналист

Известный многим тюменцам театр «Буриме» не так давно произвёл ребрендинг и открылся под иным названием — «Солнце Сибири». Новый сезон стартовал с камерного спектакля «Победила я», и именно с него начался отсчёт деятельности театра.

О причинах ребрендинга, новой репертуарной политике и грядущих планах в эксклюзивном интервью корреспонденту NashGorod.ru рассказала исполнительный директор театра Елена Молдованова.

Расскажите, в чём причина столь резкого ребрендинга театра «Буриме» и ждут ли нас какие-либо изменения в творческой составляющей? Мы уже видели камерный спектакль «Победила я», где задействовано всего 2 актера, будет ли сохраняться такая тенденция впредь?

— Театру «Буриме» в этом году исполнилось бы 6 лет, но новый сезон мы начнём уже под другим именем. Ребрендинг вызван многими факторами. Прежде всего, меняется концепция театра. «Буриме» изначально являлся студийным, к нам приходили молодые люди в качестве актёров, режиссёров, с образованием и без — чтобы пробовать себя в театре.

С тех пор, как основатель театра Никита Бетехтин уехал учиться в ГИТИС, мы находились в поиске художественного руководителя и, в итоге, генеральным директором и творческим лидером театра стал Виктор Гуськов. Всё это время мы пытались понять, как строить театр: как правильно воспитывать актёра, как продюсировать спектакли на сцене Тюменского драматического театра. Таким образом, наш театр был направлен внутрь себя и в этом году мы меняем курс, превращая театр в репертуарный, камерный, живой.

В «Буриме» спектакль, как правило, жил не дольше одного театрального сезона. Причина в том, что ежегодно члены труппы и режиссёры поступали в театральные институты за пределами Тюмени. Многие из них сейчас учатся в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске и других городах, пройдя школу нашего театра. Поэтому спектакли рассыпались, и мы не могли держать репертуар.

Определённые сложности были связаны и с отсутствием своей площадки. Драмтеатр всегда поддерживал нас и давал нам возможность для развития, его вклад — основа существования нашего театра. Однако наличие своей площадки для нас — возможность подстраивать репертуар под потребности наших актёров, возможность организации развлекательных театральных мероприятий для города, круглогодичных, а, порой, и круглосуточных актёрских тренингов и репетиций. Возможность принять гастроли — да мало ли что. В Драмтеатре график премьер всегда плотный, к тому же Сцена на 5-м — дом не только для нас, но и для «Мимикрии». Загруженность площадки очень высока, и не всегда есть возможность взять удобные даты.



С тех пор, как Виктор взял на себя обязанности художественного руководителя, у нас появился постоянный режиссёр. Он ввел систему нескольких актёрских составов на каждый спектакль, теперь, если кто-то поступает и уезжает, или просто не может играть в какую-то дату — есть заменяющий актёр. 4 сентября мы торжественно открыли свой камерный зал на 40 мест. Мы шли к этому три года, арендуя площадку и ведя ремонт где своими руками, где на выручку от спектаклей. Всё это дало нам возможность перейти на новый уровень — уровень репертуарного театра.

В «Буриме» спектакль, как правило, жил не дольше одного театрального сезона. Причина в том, что ежегодно члены труппы и режиссёры поступали в театральные институты за пределами Тюмени.

Мы можем держать репертуар — первая причина ребрендинга. Вторая — мы работаем не на внутренние процессы, а на спектакли, выстраивая репертуар так, чтобы он был интересен городу. Мы позиционируем себя как камерный «живой» театр. Камерный — потому что мы играем на площадках, где мало мест в зале и, как следствие, актёр играет перед зрителем как на ладони; это производит сильнейшее эмоциональное воздействие на зрителя. После спектакля мы даём зрителям возможность пообщаться с актёрами и с режиссёром спектакля. «Живой» — помимо классики, которую очень любим, мы ставим современных драматургов.

В настоящее время три человека из театра, включая художественного руководителя, учатся в Екатеринбурге у Николая Коляды. Как следствие, мы отслеживаем то, что рождается сегодня не только в екатеринбургской школе драматургии, но в России в целом; готовы устраивать читки и ставить пьесы современных авторов. У зрителя появляется уникальная возможность задать себе фундаментальные вопросы бытия не в атмосфере Шекспира или Чехова, но поговорить с театром на своём языке, языке XXI века.

Мы открываем сезон спектаклями «Победила я» (Я. Пулинович) и «Фронтовичка» (А. Батурина). Обе пьесы написаны широко известными авторами екатеринбургской школы драматургии. Первой премьерой сезона станет спектакль «Доказательство» по одноименной пьесе Дэвида Оберна, получившего за неё премию Пулитцера в области литературы. За сезон планируется 4 премьеры, который охватывают и более классические произведения. Темп внутри театра сейчас очень быстрый, мы работаем на износ, но нам это нравится.



Почему мы назвали театр «Солнце Сибири»? Театр — это вид искусства, а искусство является одним из способов познания мира и своего места в нем. Солнце для нас выступает как символ познания. Что касается Сибири… Когда мы приезжаем в другой регион России, мы остро чувствуем, что творческий продукт, который рождается здесь, имеет свои отличительные особенности. У нас свои экономико-географические условия, уровень жизни — как следствие, свои ключевые проблемы, направленность творческого поиска. Для нас важно, выезжая на гастроли или на фестивали, сразу давать понять зрителям, на чем рождаются наши работы. Иногда наши постоянные зрителя говорят, что наше новое название, «Солнце Сибири», звучит тяжело. Однако сейчас у нас в разработке находится логотип, он довольно игривый и прекрасно уравновешивает название.

В настоящее время три человека из театра, включая художественного руководителя, учатся в Екатеринбурге у Николая Коляды.

Сейчас во многих соцсетях и специальных ресурсах появилось объявление о кастинге в «Солнце Сибири». Одним из условий отбора является прочтение книг «Моя жизнь в искусстве» К. С. Станиславского и «Мастерство актёра» Й. Чаббак. Вы решили серьёзно подойти к отбору, создав одну из лучших трупп камерного театра?

Кастинг у нас традиционно проводится два раза в год. Часто ребята, поработав у нас, решают связать свою жизнь с театром и поступают в театральные институты России, поэтому мы вынуждены постоянно набирать новичков. К нам приходят интересные и талантливые люди.

Почему мы так серьёзно подходим к отбору? Раньше было так: приходят люди, мы многих берём и уже потом, во время занятий, они отсеиваются. Театр требует очень много времени — в целом мы занимаемся без учёта репетиций 12 часов в неделю. У нас не платят за обучение, но платят театру временем. Чтобы выдержать такой темп, человек должен «гореть» театром. Сейчас условия отбора ужесточились, чтобы меньше людей отсеивалось в процессе, — ведь мы затрачиваемся на каждого и обидно, когда кто-то не выдерживает и уходит. Кроме того, если ребята хорошо готовятся на кастинг, им легче потом влиться в уже существующую труппу, у которой есть определённый уровень.

Иногда наши постоянные зрителя говорят, что наше новое название, «Солнце Сибири», звучит тяжело. Однако сейчас у нас в разработке находится логотип, он довольно игривый и прекрасно уравновешивает название.

Мы серьёзно относимся к вопросу подготовки наших актеров. В этом году, помимо общей образовательной внутритеатральной программы, мы запланировали проведение на нашей территории актерско-режиссерской лаборатории Ассоциации студенческих театров России под руководством Михаила Чумаченко. Мы часто выезжаем на лаборатории Ассоциации в другие города; дорога и проживание обходятся недёшево, да и количество участников ограничено. В этом году, принимая лабораторию у себя, мы даем возможность всем актерам труппы поучаствовать в лаборатории, сводя их затраты к минимуму, а приезжие режиссёры будут не ограничены в выборе актеров для этюдной работы. Лаборатория пройдет в последнюю неделю января, к тому времени новички хорошо освоятся в труппе и кто-то уже даже выйдет на сцену.



Каков будет репертуар помимо уже заявленных премьер?

Мы стараемся ориентироваться на то, что интересно и актуально городу. Наши работы по пьесам современных драматургов вписываются в Год Литературы. На 70-летие Победы мы поставили «Фронтовичку». К Новому году мы будем ставить большой красочный спектакль «Питер Пен». Скорее всего, сами будем писать инсценировку, произведение довольно сложное для постановки. В спектакль будут включены элементы акробатики и скалолазания, на детей это должно произвести неизгладимое впечатление. Также мы планируем ставить спектакль «Суровое испытание», зарисовку спектакля мы покажем на Хэлоуин. Переводить исходную пьесу будем сами.

Часто ребята, поработав у нас, решают связать свою жизнь с театром и поступают в театральные институты России, поэтому мы вынуждены постоянно набирать новичков.

Вы спрашивали про масштабы спектаклей. В «Победила я» играют 2 человека, в «Доказательстве» — 4 человека, во «Фронтовичке» — 18 человек. «Питер Пэн» и «Суровое испытание» — тоже большие спектакли на большую часть труппы. Ставить массовые спектакли на камерной сцене, безусловно, особое искусство. Наш мастер, Николай Коляда, владеет этим искусством в совершенстве. Нас его пример вдохновляет. Это всегда выглядит потрясающе.

Вы сказали про «Суровое испытание». Это пьеса часто переводится как «Салемские ведьмы». После известного флешмоба организации «Божья Воля» во время спектакля МХТ имени Чехова «Идеальный муж» и последовавшего за ним скандала вопрос цензуры встал весьма остро. Недавно в Ангажементе прошла читка пьесы по роману-антиутопии Строгальщикова «Край», после которой возник закономерный вопрос: как вы сможете это поставить, учитывая сюжетные аллюзии на современную действительность? Постоянно напирают на «оскорбление чувств верующих» и «вредную информацию для детей». Вас не смущает постановка пьесы Артура Миллера в свете этих факторов?

— Здесь нужно ставить вопрос несколько иначе. Театр позволяет ответить на фундаментальные вопросы о мире, человеке и обществе и острые вопросы ставить необходимо. После спектакля «Суровое испытание» люди, скорее, зададут себе вопрос о своей чести, о верности, о своём поведении. Любое произведение состоит из двух частей: этическая, в которой заложены общечеловеческие ценности, которые, независимо от страны и политики, все мы ищем на протяжении всей жизни и атмосфера как таковая. Религия, время — это атмосфера. Мы любим тот же «Аватар» не только из-за сюжета, но из-за атмосферы. Для нас религиозная оболочка — это оболочка и её нужно так и воспринимать. Человек приходит посмотреть на то, как люди в разных условиях, разных временах решали свои внутренние проблемы. И на этом мы ставим акцент.



Театр и политика — разные вещи. Искусство должно быть практичным, но во всех конфликтах и столкновениях страдает внутренний мир «маленького человека», и нас интересует именно это. Если же говорить об оскорблении чувств — в театре должны задевать чувства. Необходимо донести идею через чувство, дать человеку прочувствовать её. Никто не говорит об оскорблении, но наша работа — вызывать в людях переживания.

Пожелания будущим зрителям и артистам труппы.

— Я надеюсь, что сейчас у нас в театре рождается что-то живое и настоящее. Сегодня кино в каком-то смысле более соответствует нашей повседневной жизни, чем театр — по кругу охватываемых тем, по атмосфере современности. Если театр будет работать с живым материалом — как классиков, так и современников — то составит кино здоровую конкуренцию, ведь кино и театр работают как бы в разных нишах. Средствами кинематографа удобнее передавать внеличностные, эпические конфликты на фоне масштабных декораций, множества мест действий, множества эпизодических героев. Театр же позволяет наиболее точно передать внутриличностные и межличностные конфликты, внутреннюю жизнь человека. Не стоит ограничивать себя только кино или только театром. Стоит искать жизнь везде.

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация
Просмотров: 1881 | верcия для печати
Читайте новости по темам: Театр, Буриме, Тюмень

Другие новости рубрики:

 Комментарии  0