23.10.2015 / 14:26

Светлана Рысева: Критерий хорошей фотографии — настоящие эмоции

Ирина Шароважурналист

Попадая к Светлане Рысевой домой, ты как будто переносишься из в Тюмени в Европу — настолько стильно, продуманно и со вкусом организовано пространство. Обычная квартира, аналог 121 серии, превращена в уютное место, откуда не хочется уходить. Книги на огромном стеллаже отсортированы по цветам обложек, оригинальный декор притягивает внимание, и делает меня пытливым исследователем. Все залито дневным светом.

«Знаешь, в чем секрет незахламленной двухкомнатной квартиры? В том, что она трехкомнатная», — шутя, спускает меня на землю Света, и показывает мне еще одну комнату, ожидающую ремонта. Светлана Рысева — дизайнер интерьеров и фотограф. Я пришла к ней, чтобы больше узнать о ее персональной выставке жанровой фотографии Paris Authentic, которая открывается в эту субботу в «Калинке».

Какую часть твоей жизни занимает дизайн интерьеров, а какую — фотография?

— Сложно ответить на этот вопрос. То, что дает мне фотография, не дает дизайн интерьеров и наоборот. Они такие разные, но в них столько общего: работаешь по одним принципам и канонам. И в фотографии, и в дизайне важны композиция, золотое сечение, законы перспективы. Например, когда продумываешь освещение в интерьере, то, как и в фотографии, планируешь основной свет, заполняющий, контровой.

Что ты больше всего любишь в своей работе?

— У меня был случай. К заказчикам пришли друзья, посмотрели квартиру и спросили: «Сколько у вас квадратов?» «Восемьдесят». «Ваши восемьдесят кажутся намного больше, чем наши сто двадцать». Такая оценка — показатель моей работы именно как дизайнера, а не только лишь как одной из его граней, — декоратора.

Вообще мой любимый этап работы — перепланировка. Я всегда стараюсь предложить ее заказчикам, потому что это дает свободу для мыслей мне и дальше, в процессе обживания, — хозяевам. Ведь стертые привычные внутренние границы квартиры, как правило, изменяют и границы представления человека о своем быте, об образе жизни в целом. Поэтому это очень важный и интересный этап проекта. Работа с организацией пространства и, как следствие, с естественным светом в нем, очень вдохновляет.



Как ты взаимодействуешь с клиентами, от чего отталкиваешься, создавая дизайн-проект?

— С одной стороны, нужно понять человека и помочь ему достигнуть того, о чем он мечтает в своем интерьере, а с другой — нужно постараться убедить не идти на поводу каких-либо откровенных мещанских пристрастий. Я должна показать, что мир дизайна намного шире, чем представляется, и полон удивительных возможностей, что не стоит оставлять себя застрявшим в 90-х, когда вошел в арсенал отделочников безликий евроремонт.

Одна из проблем в работе дизайнеров — сложно довести проект до конца, часто все заканчивается на уровне отделочных работ: стены, пол, потолок, сантехника, максимум — кухня. А дальше клиенты обычно говорят, что будут доделывать сами, что априори означает отступление от дизайн-проекта.

Поэтому, если фотограф может достаточно быстро составить портфолио, то дизайнеру, а тем более дизайнеру-перфекционисту, сделать подборку своих работ гораздо сложнее. Того, чего ждет листатель журналов — готового объекта — и дождаться сложно, и сфотографировать. При этом принципиально не хочу показывать 3D-картинки, хочу, чтобы люди видели в портфолио реальные интерьеры.

Ведь стертые привычные внутренние границы квартиры, как правило, изменяют и границы представления человека о своем быте, об образе жизни в целом.

Я знаю, что у тебя скоро пройдет выставка фотографий из Франции. Расскажи о ней подробнее, пожалуйста.

— Я сняла серию фотографий о Париже, оставила их «отлёживаться», дабы выветрился флёр моего личного эмоционального восприятия тех запечатленных моментов. Оценив через полгода эти снимки более объективно, оставила только треть. Итоговые 71 понесла своему руководителю — Олегу Орлову, который обучает искусству фотографии в молодежной фотостудии «Истоки» на базе фотошколы Областного центра дополнительного образования детей и молодежи. Олег Михайлович обычно очень скуп на похвалу или хотя бы одобрение, и поэтому было особенно приятно услышать от него: «Да, хорошо».



Работы, участвующие в выставке, выполнены в жанре «жанр». Правда, некоторые авторитетные тюменские фотографы не признают существование такого жанра и говорят, что правильно его называть «бытовая фотография». Но «жанр» — понятие многогранное, и очень сложно дать ему точное определение. В целом, к жанру можно отнести сцены из жизни, бытовые, городские зарисовки.

Чем жанр отличается от репортажа?

— Репортаж в большей степени социален и поднимает какие-либо проблемы, существует на острие событий и явлений. Жанр показывает обыденную жизнь такой, какая она есть, без социального и политического подтекста. А в общем-то, я не эксперт в классификации жанров — это дело искусствоведов.

Жанр — это что-то постановочное или естественное?

— Естественное. Это может быть пойманный бытовой момент, хороший свет, смешение объектов, интересная композиция или какое-нибудь простое действие — например, человек закуривает. Людям очень интересно смотреть на себя и себе подобных: кто-то жует круассан, кто-то развешивает белье. Наша обычная жизнь, которую никто не снимает. Поэтому ее интересно разглядывать.



Какую фотографию ты считаешь хорошей?

— Хорошая фотография, в контексте коммерческой фотографии, как превалирующей в нашем городе, помимо соблюдения нерушимых академических канонов, должна содержать главное — естественность. Большинство тюменских фотографов уже сравнялись по уровню технического арсенала, владения Photoshop и Lightroom, у всех уже актуальные на сегодняшний день пресеты, все умеют пользоваться Portraiture, у всех наработанные коллаборации с визажистами, парикмахерами, стилистами, декораторами, флористами и т.д., все вроде бы молодцы. Что остается оценивать? Людей на снимках, их лица.

Если фотограф говорит, что у него были «деревянные» модели — это значит, что он ленивый. Его задача — раскрепостить людей, спровоцировать их быть естественными. Конечно, это требует определенных душевных усилий от фотографа, но и снимки тогда получатся душевные.

Людям очень интересно смотреть на себя и себе подобных: кто-то жует круассан, кто-то развешивает белье. Наша обычная жизнь, которую никто не снимает. Поэтому ее интересно разглядывать.

Единственное, за что я могу поставить «лайк» при просмотре фотографий, — живые лица, настоящие, когда им хочется верить. Грустно, если из фото, как говорит известный фотограф Михаил Гринберг, «торчат уши фотографа». Такому «ушастому» фотографу хочется сказать — отпусти людей «с поводка», отойди на 10 метров и дай им стать самими собой. И снимаемые сами засмеются или начнут общаться — только успевай «ловить».

Если я снимаю коммерческую фотографию, что делаю крайне редко, то всегда стараюсь снимать репортажно, привнося только минимальный набор постановочных констант, например: ставишь моделям кресло, располагаешь в пространстве, даешь в руки «ромашку» — этого достаточно. А дальше надо дать им жить.

Иначе будет стыдно смотреть на эти фотографии через 15–20 лет. Люди будут разглядывать снимки и не понимать, почему они на фото такие надменные, почему жених находится за 3 метра от невесты. Почему они в самый счастливый день своей жизни стоят по разным углам? Это не имеет отношения ни к жизни, ни к правде.

Если фотограф говорит, что у него были «деревянные» модели — это значит, что он ленивый. Его задача — раскрепостить людей, спровоцировать их быть естественными. Конечно, это требует определенных душевных усилий от фотографа, но и снимки тогда получатся душевные.

Может, они хотят выглядеть пафосными, казаться лучше, чем на самом деле?

— Это другой вопрос. А почему они хотят казаться лучше? Потому что их так воспитывает время, навязывая тренды. И вообще, быть пафосным — не значит быть лучше. Да и многим просто не идет весь этот пафос, если лицо, например, «рязанское, рабоче-крестьянское».

Хорошая фотография, в контексте коммерческой фотографии, как превалирующей в нашем городе, помимо соблюдения нерушимых академических канонов, должна содержать главное — естественность.

Я знаю, что твоя фотография выставлялась в «Русском музее» в Санкт-Петербурге. Расскажи, как она туда попала?

— Нас из Тюмени было двое, Людмила Дунькова и я — обе в разное время учились у Олега Орлова. Однажды, он скинул мне ссылку на сайт «Русского музея», где я прочитала, что готовится экспозиция третьей фотобиеннале современной фотографии. Решила попробовать свои силы. Прошли три фотографии, которые вошли в общий печатный каталог. Каталог вручали авторам в день открытия в зале Мраморного дворца, где я и обнаружила одну из своих трех фотографий, висящей в разделе «Повседневная жизнь».

Если не дать людям жить в кадре, через 15–20 лет они будут разглядывать снимки и не понимать, почему они на фото такие надменные, почему жених находится за 3 метра от невесты. Почему они в самый счастливый день своей жизни стоят по разным углам? Это не имеет отношения ни к жизни, ни к правде.

Где пройдет выставка и сколько будет стоить вход? До какого времени она будет работать?

— Открытие выставки Paris Authentic состоится 24 октября в 17:00 в ТЦ «Калинка», 3 этаж, вход свободный. Экспозиция продлится до 20 ноября.

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация
Просмотров: 4124 | верcия для печати
Читайте новости по темам: Дизайн, Фотография, Тюмень, Выставки

Другие новости рубрики:

 Комментарии  0