19.02.2010 / 13:17

«Последний Арлекин» включил тюменцам сердце

Сегодня вся театральная публика Тюмени должна собраться в ночном клубе «Артек». Ничего, что вечер придется провести в привычном не для всех формате, зато там можно будет увидеть актеров мим-театра «МиМо», а это зрелище дорогого стоит.

Представление «Последний Арлекин» от питерских гостей прошло вчера в тюменском театре кукол и масок. Удивительно, что зал не был заполнен до отказа, ведь в нашем городе так любят мимов. Однако те, кто пришли, явно были в восторге.

«Все больше становится стационарных, государственных театров и все меньше бродячих настоящих артистов, уличных. Мы вымирающий вид — поэтому решили назвать спектакль не «Арлекин», а «Последний Арлекин», — рассказал на пресс-конференции режиссер театра Андрей Кислицин. По его мнению, зрителя их действие притягивает узнаваемостью образов. Арлекин — это последняя особь человека, которая влюбляется в облако, изменяет облаку с луной, у которого огромная фантазия, свой мир. Персонаж проходит развитие от рождения до финальной точки. Поэтому каждый человек может увидеть в герое себя.

Актеров в театре трое: Арлекин Андрей Кислицин, Пьеро Ефим Петрунин и Коломбина Элина Богданова. Чтобы выступать в уличном театре актеру, в первую очередь, нужны запасы терпения и выносливости. А также быть смелым: «Нельзя струсить. Иначе закидают. У нас были разные истории: и в милиции сидели, и дрались с нами, но мы все равно настаиваем на своем. Даже если человек такой, что никогда не пойдет в театр, мы все равно его подстережем где-нибудь на улице».

Свою деятельность Андрей Кислицин начал с танца… с трактором. С тех пор каждую субботу артисты начали устраивать уличные действия. «Мы не такой уличный театр, который хочет развеселить, сделать шоу, улица для нас привычней, там нет стен, люди не платят деньги. Там есть только ты, воздух, пространство и какая-то энергетика. Мы создаем спектакль на 10 минут или на час. У нас куча квартирников, самолетников, автобусников, в театрах много работаем. Но нам больше нравится на улице, потому что там другая энергетика, не люди идут в театр, а мы идем к ним. А они голосуют ногами, не уходят», — пояснил режиссер.

При этом публика везде разная. Канадцы и американцы всегда смеются, жители Екатеринбурга долго присматриваются. «В Тюмени в торговых центрах „люди в черном“ были в шоке! Они вообще не понимали, что и как, почему два голых парня бегают с розами подмышками. Но мы к этому привыкли», — смеются актеры.

Чего хотят актеры — рассмешить публику или заставить ее плакать? «Пятьдесят на пятьдесят, — утверждает Андрей. — Смешно мы делаем не для того, чтобы посмеяться и отключить мозг, а чтобы задуматься о чем-то вечном — о любви, о смерти, о плохом, о хорошем. Нам не интересен проект „только смешно“ или „только трагедия“, все должно быть уравновешено». А вот оценку своей работе они могут поставить вполне определенно. Как поделилась Элина Богданова, чувство удовлетворения возникает, когда в конце представления слышатся всхлипы или когда человек подходит с улыбкой на лице и говорит «большое спасибо за игру, спасибо за эмоцию».

— Мы знаем, что все равно зритель сначала будет понимать нас мозгом, а только потом сердцем. Наша задача — отключить ему мозг и включить сердце.

Надежда Корнеева


Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация
Просмотров: 1430 | верcия для печати
Читайте новости по темам: Тюмень, Театр

Другие новости рубрики:

 Комментарии  0