15.06.2012 / 12:55

«В ожидании Годо»: великая нелепость

Премьерный показ спектакля «В ожидании Годо» по пьесе Сэмюэля Беккета театра-студии «Буриме» состоялся 14 июня. Театр работает на экспериментальной сцене пятого этажа в драматическом театре.

Можно сказать, что ребята давно уже там освоились. За темными шторами они привыкли делать со зрителем все, что заблагорассудится. На этот раз актерам пришлось нелегко, режиссер Никита Бетехтин поставил перед ними задачу в обстоятельствах бессмысленности существования творить на сцене трагическую нелепость.

«От постановки я уже кайф получил, больше не выбежишь и не скажешь „стоп!“, теперь дело за актерами», — представил свой спектакль режиссер. Среди зрителей на премьерном показе встретились актеры театра «Ангажемент», театра кукол и масок, друзья театра-студии «Буриме», а также актер, преподаватель ТГАКиИСТ Сергей Кутьмин. Спектакль приняли на ура, приветствовали актеров стоя. Больше всего в постановке удивил финал, он оказался неожиданным и противоречивым.

Очень полезно и интересно читать пьесу, но увидеть «В ожидании Годо» — это счастливая возможность, ведь не каждый режиссер может похвастаться постановкой в духе театра абсурда. Меня удивили не столько переворачивающие с ног на голову слова, сколько создание самих персонажей. В исполнении молодых актеров они кажутся еще живее и энергичнее, чем в собственном воображении при прочтении пьесы.

Беккет, а за ним и Бетехтин, обрекают героев на неизбежное осознание бессмысленности жизни и разрушают иллюзию свободы, вроде её у человека и не было никогда. Как всегда, декораций много не потребовалось: деревянный мост, ива в комнатном горшочке, кружка и тарелка с высаженной травой, два стула. Через люк появляются Владимир (Антон Лавренов) и Эстрагон (Роман Гаглоев). Они давние друзья, Эстрагон несколько раз покидал Диди (прозвище Владимира), но каждый раз возвращался. Несмотря на холод, голод, скуку, бесконечное разочарование они ждут, каждый раз напоминая друг другу: «Мы не можем уйти, мы ждем Годо». Это длится не один день, потому что на дереве после первой ночи виднеется множество привязанных веревочек. Вместо Годо к ним приходит беззаботный мальчик (Антон Баранцев) и сообщает, что Годо придет завтра. У него красивенькая одежда, бутерброд, самокат и рогатка. Оружие не заряжено, но Владимир не выдержит, закричит: «Стреляй!». Это самый тяжелый момент для героя. Диди помнит больше своего друга, чаще задумывается о своей судьбе. А Гого (прозвище Эстрагона) выпрашивает кости у прохожего, он вообще забывает все, что было вчера и уж, конечно, не может вытерпеть слов: «Годо придет завтра». Казалось бы, они — друзья, а с трудом терпят друг друга, все потому, что в отношениях тоже есть нестерпимая зависимость. Герои очень противоречивы: переменчиво их настроение, мораль, отношение друг к другу. Диди и Гого не определились толком, что делать со всей этой бессмысленностью, а только ждут и ждут…

Главным героям встречаются Поццо (Владимир Плюхин) и Лакки (Денис Прутов). Они никогда и никого не ждут. «Не спрашивайте меня о времени! Вперед!» — восклицает Поццо. Им тоже приходится не сладко: Лакки — раб, стоит на ногах только с корзиной в руках, иначе падает без сил. Он добровольно служит Поццо, потому что в отличие от других героев смирился с тем, что находится в вечном плену у судьбы. Во время антракта исполнитель этой роли, так и не успел повеситься, сколько ни просил зрителей помочь ему. Разочарованный последовал за кулисы, чтобы продолжить спектакль. Образ Поццо напомнил мне современного лидера: шляпа, пальто, деловой вид, обстоятельные беседы мешаются с невыносимой усталостью.

Почему все так печально? Одни ждут, другие идут, пусть так и будет. Это еще не все, чем может увлечь спектакль. «Думай, свинья!», — кричит Поццо. Лакки оживает, вырывается, натягивается веревка у него на шее, и он кричит: Несмотря на развитие физической культуры
и спорта… пенициллин… человечество оскудевает!» Герои смотрят, как завороженные, Поццо говорит: «Вы никогда не видели сумерек в наших краях…" И уже под мостом Диди и Гого изображают диалог на английском о том, как человек не хочет умирать. Они неоднократно вспомнят о тех, кто случайно стал жертвой трагических обстоятельств. Никому в этой истории не суждено найти ответы. Поццо видит одно объяснение: «В один прекрасный день!»

Так ли плохо для нас, что Диди и Гого находятся в ожидании? «Много ли людей могут похвастаться тем же самым?» — в абсурдном диалоге мелькает вопрос Виктора. Кто бы стал так долго ждать? Разве что они, эти двое друзей, отважились встретиться с вечным ожиданием, пока не сдались в рабство к людям. Владимир стал исполнять фристайл, а Эстрагон пустился в боевые восклицания восточных единоборств, когда они по ошибке приняли Поццо за Годо. Поццо естественно смеялся, он вроде как всевластный, только тоже ужасно устал, а Владимир с Эстрагоном дрались не на шутку, проявляя, так сказать, мужскую силу.

Человеческая душа способна на великую нелепость, когда весь мир диктует ей свои условия. Так и появился в театре абсурд, который представили нам актеры «Буриме». День ожидания будет повторяться снова и снова, но Никита Бетехтин придумал свой более гуманный по отношению к героям финал. Звучит тема времен года, Владимир и Эстрагон ликуют при виде выпавшего снега, а на липе, наконец, появляются листья.

Варвара Сополева

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация
Просмотров: 2330 | верcия для печати
Читайте новости по темам: премьера, Буриме, Тюмень, Театр, Спектакли

Другие новости рубрики:

 Комментарии  0