29.09.2012 / 18:33

«Дуэль»: гнев сменяется милостью

Новый юбилейный сезон Тюменский драматический театр открыл постановкой повести «Дуэль» Антона Чехова. «Я знаю, что значит русский на Кавказе», — говорит режиссер Олег Куликов, это произведение связано с его детскими воспоминаниями.

Для этого спектакля характерна недосказанность и неопределенность: нет правды, нет счастья, только бесконечная тоска. Каждый герой по-своему разрешает эту проблему, как оказалось, возможно несколько вариантов, среди них один неповторимый — Чехова.

Лаевский (Александр Кудрин) сбежал на Кавказ с замужней женщиной, чтобы насладиться любовью, а через два года чувства остыли. Выяснилось, что Надежда Федоровна (Мария Карцева) не приспособлена к трудовой жизни, а Лаевский крайне слаб духом вдали от родного дома. Перед зрителем развернулись праздные дни: пикники, дни рождения, разные вина, фрукты, задушевные песни — все, на что способна русская душа на лоне восхитительного пейзажа, располагающего к веселости и дурачеству. Зрителям это очень понятно, мы, я думаю, по такому наскучались, потому что принизили значение настоящего гуляния в нашей современной жизни. Праздник олицетворяют вальс, белая скатерть, наряды, простор, а не пиво, клубная музыка и душное помещение. В таком настроении актеры ведут диалог со зрителем.

На этом, казалось бы, беззаботном фоне, в повседневности (основной накал страстей, как ни странно, не в любовном конфликте) возникает неразрешимое противоречие между двумя яркими личностями, которое и нарушает привычный порядок разочарований и радостей. При встрече героев на пикнике мелькает мысль — «между ними будет дуэль». Ученый Фон Корен (Александр Тихонов), имеющий немецкие корни, становится в оппозицию к Лаевскому, который так приятен добродушным на первый взгляд соседям. Исполнить эти роли стоило большого труда, потому что едва уловимые чувства героев сопровождаются постоянной сменой настроения. Проникновенные монологи, произносятся не то в смятении, не то в состоянии аффекта. Это особенность чеховской драматургии, без тонких переживаний русской души не видать нам искусства.

Лаевский разочарован в жизни, не видит перспектив, мечтает сбежать и все же временами испытывает просветления благодаря поддержке своего друга доктора Самойленко (Сергей Кутьмин). Он чувствует, что нужен здесь, что его готовы жалеть и поддерживать в нем жизненные силы. Образ усталого от жизни молодого человека так привлекателен для душевной компании, где все готовы проявить сочувствие. Все, кроме Фон Корена. Достоин ли Лаевский жалости и доброты? Он собирается бросить любовницу и уехать за чужой счет в Петербург, ему чужда всякая мораль. По логике Фон Корена, этот человек не достоин любви, в некоторых моментах спектакля становится ясно, что Лаевский ему даже противен, и более того, он признается доктору, что с радостью бы убивал таких, топил или весил. На пикнике звучит душевная русская песня, а Фон Корен равнодушно сморит на свое окружение. Привязался ли он к людям, с которыми живет здесь на Кавказе?

Настоящая чеховская драма живет и в женских образах. Маленькая девочка Катя (Алиса Огибалова) пронзительно играет на скрипке, Надежда Федоровна от отчаяния страстно танцует лезгинку, на глазах Марьи Константиновны (Елена Самохина) появляются едва заметные слезы.

Лаевскому не удастся сбежать, и он проявит неприязнь к близким и свое бессилие. Фон Корен не упустит возможности принять истерику за вызов на дуэль. Ждешь, конечно, от русского писателя сцены смерти, но не тут-то было. Фон Корен никого не убьет, хотя и желает того всей душой. Он уедет, можно сказать, даже сбежит. «Он не живет настоящим, он живет будущим," — говорит о своем герое Александр Тихонов. Фон Корену пора отправляться в экспедицию с чувством разочарования в душе: приходится мириться с людьми, а не принимать на себя роль деспота и судьи. Я вижу в этом герое огромное достоинство — не быть победителем во имя человечности.

Оформление спектакля (художник — Алексей Паненков, художник по свету — Александр Рязанцев) и режиссерская работа, на мой взгляд, выполнялись интуитивно, без рассудочного подхода к материалу. Точно найдено световое оформление спектакля, но в тоже время действие пущено на самотек, и в какой-то момент самому хочется впасть в отчаяние, что может, наконец, остановить это бесконечное недовольство жизнью?

Долгожданный финал — поднятый Андреевский морской флаг, олицетворяющий мотив путешествия, и маленькая одинокая Катя беззаботно пристроившаяся внизу. Светлая грусть, свободное ощущение полета — это чувства, способные победить бессмысленность, придать человеку сил, помочь обрести долгожданный покой.

Варвара Сополева

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация
Просмотров: 1803 | верcия для печати
Читайте новости по темам: премьера, Театр драмы, Театр, Тюмень, Рецензия

Другие новости рубрики:

 Комментарии  0