07.01.2013 / 11:39

Незапланированная кругосветка онлайн: Никарагуа

«Дай десять кордоб», - пристает ко мне парень, едва катер, под «завязку» заполненный мешками,  коробками, чемоданами и пассажирами, причаливает в никарагуанском городе Сан-Карлос.

Рядом с парнем ещё десяток попрошаек, а за пограничным пунктом их целая толпа. Если давать каждому 10 кордоб (в одном американском долларе примерно 21 кордоба), то через пару недель такой благотворительности месячная пенсия улетучится.

Неправильный ответ

Кругосветка показала: и добираться из Южной Америки в Северную на маленьком «банановозе», и идти из Панамы в Коста-Рику по старинному мосту совершенно безопасно.

Мост из Панамы в Коста-Рику

Маленький банановоз

А вот пересекать границу из Коста-Рики в Никарагуа по реке Фрио я боялась - из-за постов «милитари», обыскивающих людей на никарагуанской стороне и даже иногда забирающих у них вещи и часть денег.

Но ехать из Коста-Рики в Никарагуа по панамериканскому шоссе  натуристском автобусе – для автора неправильный ответ, ведь катер по реке Фрио приходитв полную легенд Кочиболку, самое большое в Центральной Америке озеро, единственное в мире, в котором живут пресноводные акулы. А также крокодилы, рыба-пила, рыба-меч, тарпон; здесь миллионы зверей и непуганых птиц.

Но и этот переход границы оказался безопасен.

А дело было так.

Недельный бюджет

Приехав в Лос-Чилос, костариканский город на реке Фрио, переночевала в отеле«Сabinos Jabiru», где комната за 20 долларов после торга стоит 10.

Утром - к реке Фрио, пешком (километр). Погранпункт. Штамп в паспорт об убытии из Лос-Чилоса, муниципальный сбор 600 колонов (меньше доллара), билет на катер (примерно 12, точно не помню), долларов. Всё, де-юре я уже не в Коста-Рике. Но катер в 12:30, как было заявлено, не пришёл.

Пристаю к пограничникам.

- Когда придёт катер?

- Маньяна.

О, эта божественная «маньяна», вневременное обозначение времени. «Маньяна» можно перевести и «позже», и «завтра», и «после дождичка в четверг».

Катер появляется через два часа и его долго загружают: сначала чемоданами, потом корзинами и всегдашними бананами.

Бананы в Латинской Америке, похоже, взаимообразно перевозят из одной страны в другую и из города в город – это любимое национальное занятие.

Среди пассажиров выделяется католическая монахиня.

Анет

Катер ждёт ещё одна иностранка «не латинос» – Анет из Канады. Она дайвер, два месяца волонтёрствовала (один из способов бюджетных путешествий) в Коста-Рике,собирая кофе, а теперь едет к друзьям в Никарагуа – скубадайвинг на островах.

- Ты в Канаде учишься или работаешь? - спрашиваю у Анет.

- Ни то, ни другое, - улыбается девушка, - решила три месяца отдохнуть.

- А где, извини за вопрос, деньги берёшь на дорогу, накопила?

- Немного. И «фенечки» плету.

- Покупают?

- Почти нет.

Пассажиры катера

Анет

Загрузка катера

Катер перегружен. Команда (два человека) раздаёт при посадке спасательные жилеты. Я «очкую».  Если утонет паспорт, что будет с кругосветкой? Иду к лодочникам.

- А можно доехать не на этом катере?

- Плати 150$, довезём на «моторке».

Бреду обратно, к катеру. 150$ - мой недельный бюджет в этом регионе.

Джунгли

Дорога по реке – как экскурсия в джунглях. Кричат большие обезьяны-ревуны – страшно. У них самый громкий рык  из животных планеты. Впечатление, словно ты муравей, а над твоим ухом одновременно рычат десять львов. Обезьяны-ревуны сидят, сгорбившись, группами в кронах деревьев и провожают катер поворотом головы.

В реке много рыб.

Очень много птиц – мечта орнитолога. Необычных, похожих на журавлей, цапель и ещё десятки разных, включая больших попугаев и колибри.

Монахиня

На сиденье впереди усаживается монахиня. Она крестится.

Примерно через час пути  катер причаливает среди джунглей к берегу справа по ходу движения. Ступени на высокий берег, вырубленные в почве, лачуга с плакатом «социализм» и несколько человек в камуфляже милитари, с автоматами. Российскими.

Непохоже на пограничный пункт.

Обувь у людей в форме разная: у кого шлёпанцы, у кого сапоги.

Пассажиры привычно достают документы и бумажники. Я прячу фотоаппарат под футболкой – боюсь, что отберут, как изымали в нью-йоркском шелторе за фотографирование при запрете делать снимки. Но там фотоаппарат вернули и даже не удалили фото.

Мне объясняют рядом сидящие люди, что сходить на берег, как это происходило раньше, сейчас не надо – милитари зайдут на борт сами, пересчитают деньги пассажиров и осмотрят их вещи. А я деньги-то зашила, да. В бельё. Оставила только 50 долларов, надеялась - преувеличивают в инете, что милитари пересчитывают деньги. Оказывается, не преувеличивают. Что же теперь, раздеваться? А не показать деньги – скажут, не пустим в страну без средств к проживанию. Сказать, что деньги на пластиковой карте – вдруг отберут карту?

«Милитари» с берега пристально хмуро рассматривают притихших пассажиров. К ним идёт парень, управлявший катером. Тянутся долгие минуты.

Вскоре выясняется: милитари решили не заходить на борт. Судя по реакции радующихся пассажиров, так бывает не всегда.

- Ты молилась, поэтому они не зашли, - говорю я монашке.

- Да, да, поэтому, - убеждённо отвечает она.

Катер продолжает движение и входит по Фрио в озеро, похожее на море.

Город  Сан-Карлос. Граница

Погранпункт. Оплачиваю  12 долларов – сбор с иностранцев, чьи государства не входят в панамериканский союз.

Набережная «Малекон». Люди улыбаются. Пристают торговцы инищие. У воды цапли и ещё много разных больших птиц.

Отель «Сан-Карлос» - в 20 метрах от причала, на мостках над Кочиболкой. 10 долларов номер. Выторговываю за 8 и отправляюсь вверх по Малекону – искать жильё дешевле.

Хостел «Пенья» - 5 долларов комната. Торгуюсь до четырех и прихожу в ужас от смотрин: пенал без вентилятора в раскалённом на солнцепёке двухэтажном деревянном бараке, со следами крыс и насекомых.

Сбегаю из «Пеньи» в «Сан-Карлос», где вселяюсь вхорошую конуру, без крыс и клопов, с двумя кроватями, вентилятором и вбитыми в стену гвоздями вместо шкафа. А во дворе отеля живут куры и петух, по совместительству работающий с чеытырех утра будильником.

Изучаю город, памятник индейцу, поставленный в воде.

На островах Кочиболки жили индейцы. В Латинской Америке они жили везде. Это их родина, а на удалённых островах индейцы  скрывались от колонизаторов.

В обеих Америках были времена, когда появление белого человека почти всегда означало смерть.

Но Кочиболка – другое дело. Здесь индейцы жили с доколумбовых времён.

Первая еда

Первая еда в Никарагуа в заведении с официанткой: на тарелке рис, мясо, овощи, жареные бананы. 2 доллара. Не так чтобы вкусно.

Мороженое (2 доллара в хеладерии – на испанском мороженое - хеладос), очень вкусное, из настоящего молока.

В Никарагуа темнеет рано.

Смотрю на звёзды, лёжа на мостках отеля. Под мостками кто-то шумно плюхается и чавкает. Прячусь в конуре.

Обида менялы

В 5 утра благодаря петуху иду на Малекон. Уже светло, рыбаки с лодок продают ночной улов, люди гуляют, «меняла» на своём посту – у входа в погранпункт.

Меняю у него сто долларов по курсу 1:23. Домогаюсь у уличных торговок проверить, настоящие ли кордобы – никарагуанские мошенники пририсовывают к купюрам лишние нули. Торговки проверяют – купюры настоящие. Меняла оскорблён: «Ты мне не веришь? Больше не буду тебе менять».

Мил человек, да я скоро уеду, а сто баксов хватит на неделю.

Покупаю у рыбаков с лодки вычищенную рыбину длиной полметра за 30 кордоб (доллар с чем-то),  жарю на кухне отеля.

Снова изучаю город. На Малеконе чистильщик обуви делает свой маленький бизнес, а на причале городской житель радостно позирует на своём немного ржавом мотоцикле.

Памятник индейцу в озере Кочиболка

Чистильщик обуви

Никарагуанский мотоцикл

Сладкое озеро

На пароходе (билет 16 долларов для иностранцев, в три раза меньше для местных) отправляюсь с южного берега озера на северный, в Гранаду, обязательный к посещению самый красивый старинный город Никарагуа, включённый ЮНЕСКО в список объектов Всемирного наследия человечества.

Акул и крокодилов в озере не вижу, а наблюдаю за летающими рыбами сладкого, как его называли индейцы, озера. Вода Кочиболки и вправду сладкая даже после кипячения.

Без Сан-Хуана

Местные едут на нижней палубе, иностранцы – на верхней. Иностранцев человек 8 – обычно они посещают Сан-Карлос проездом – из Гранады по Кочиболке в крепость со старинным фортом, тоже объектом ЮНЕСКО, на реке Сан-Хуан.

Я пропускаю форт на реке Сан-Хуан – не хочу разочаровываться после встречи с врезавшимся в память панамским Портобелло, самым старым и красивым фортом в Центральной Америке, тоже объектом ЮНЕСКО. 

А вот в России объектов под охраной ЮНЕСКО немного, хотя исторических памятников больше и они старше. Наверное,  наша страна подаёт мало заявок о признании исторической и культурной ценности своих объектов и мало доказывает их уникальность.

Между тем река Сан-Хуан – тоже уникальный исторический объект. Здесь едва не начались военные действия  из-за ошибки гугловской карты, на которую давала ссылку  Википедия.

Река Сан-Хуан

А дело было так.

Война из-за ошибки Google

Граница Никарагуа и Коста-Рики в этом районе проходит по воде. В один прекрасный день никарагуанцы заняли  острова на реке, продвинувшись дальше своих границ.

Костариканцы послали в Никарагуа ноту протеста: «Что же вы делаете, соседи? У нас нет армии вести с вами военные действия, верните территории добровольно».

«Ах, не мелочитесь, зачем вам какие-то микроскопические острова», - отмахнулись никарагуанцы.

Коста-Рика подала жалобу в Международный суд.

- Что за дела, ребята? Вы зачем острова незаконно приватизируете? – спросил судья.

- Не извольте беспокоиться, Ваша честь, вторжение вовсе не вторжение, а восстановление справедливости. Гугл с нами – согласно карте Гугла острова принадлежат Никарагуа.

Судья допросил представителей Google.

- С каких это пор вы межгосударственные границы разбазариваете, интернетчики?

- Ах, ах, извините, произошла технологическая ошибка, виновный наказан – лишён премии по итогам квартала.

Суд вынес решение о возврате островов Коста-Рике.

Никарагуанцы острова не вернули, а возвели там жилые и хозяйственные постройки. Кур завезли, свиней – для пропитания.

Судья, вынесший решение по конфликтной границе, позвонил в США: «Прошу помощи, гринго. Никарагуа не уважает мнение международного суда».

В ситуацию вмешались Штаты, проведя межгосударственную встречу с правительством Никарагуа на высшем уровне.

- Вы что,  /волкИ позорные/ дружественная США страна, то между Сомосой и Сандино договориться не можете, массовые казни устраиваете, то на чужие острова курей завозите с поросятами? Обеспечить вам судьбу панамского Норьеги? GPS, которые подарили, отобрать, чтобы не «понтовались» с Google?

- О большой старший брат, - взмолилось руководство Никарагуа, - слушаемся и повинуемся. Мы беднейшая страна западного полушария, не надо лишать нас ежегодных миллионов долларов экономической помощи.

И убрались с островов. Но имущество своё в виде построек и всякой дребедени оставили. Так приглашённая мужчиной переночевать на предмет одноразового секса красотка невзначай забывает в его квартире кофточку или зубную щётку - в надежде на возвращение.

Богатая Россия

Коста-Рика, получив обратно острова, не удержалась, показав язык никарагуанцам из-за спины США. Что поделать – женщина, молодая причём.

После никарагуанского диалога с Америкой региональные авторитетные команданте Чавес и Кастро презрительно сплюнули.

В Латинской Америке, даже если ждут от США подачек, переводят деньги своей страны в валюту Штатов и гордятся фирменными штатовскими шмотками – всё равно в знак личной маскулинности ругают США – предсказуемое поведение нищенской морали.

Никарагуа, не дождавшись от Штатов очередной экономической помощи, заявила о своей нетерпимости по отношению к США и послала глубокий воздушный поцелуй России – денег, значит, надо. Россия богатая, она Никарагуа долг СССР простила – по тысяче долларов на каждого никарагуанца. И снова даст.

Но это уже совсем другая история.

На пароходе отовсюду тянет специфическим дымком:  команда и пассажиры, расположившись в разных углах, балуются «косяками». Никарагуа – наркотрафик, как многие страны Латинской Америки.

Гранада

В 5 утра пароход причаливает в Гранаде. На берегу военные, проверяют документы и билеты, досматривают багаж пассажиров. Не просят открыть рюкзак или сумку, а делают это сами, и руки у них совсем не в перчатках, как этого требуют международные правила.

Предъявить наличку не просят.

Отмахиваясь от таксистов, пешком иду в центр (недалеко). Храмы, старинные дома и мостовая, спящие на улице бездомные. Здесь, как и во всей Никарагуа, всегда лето. Красиво, но много мусора.

Красивые граффити и картины на улицах, изображающие Кочиболку и Гранаду. Всё так и выглядит, только надо добавить горы мусора – никарагуанцы активно мусорят на улицах своих городов.

Картина на улице Гранады

Если в Панаме и Коста-Рике стало ясно, что Тюмень, когда на её улицах разбрасывают мусор отдельные недоинтеллектуализированные граждане, не такой уж грязный город, то в Никарагуа понимаешь окончательно: наш город - очень чистый.

Захожу в пару отелей – комнаты от 15 долларов. Затем вижу грандиозный, самый красивый в Гранаде храм 16-го века, а возле него, на стуле лицом перед закрытыми дверьми сидит мужчина и вслух читает Библию.

Днём храм открыт и на его колокольню пускают туристов за один доллар – хорошие деньги для Никарагуа. Возле этого храма нахожу хостел «Hamacas» , где место в дорме стоит 5 долларов в сутки + free wi-fi, вентилятор и некрепкий кофе по утрам.

Путешественники обычно посвящают Гранаде 2-3 дня. Я проживу здесь почти полмесяца, и каждый день после 6 утра у дверей храма 16-го века будет вслух читать молитву встреченный в первое утро человек.

Молящийся в 6 утра человек у храма 16-го века в Гранаде

В Гранаде множество старинных храмов, музеи. Исследую памятники, храмы, рынок, супермаркет с мороженым.

В туристском городе на берегу рыбного озера нигде не продают рыбу.

Вигорон

Покупаю у уличной торговки еду на тарелке пальмовых листьев. 37 кордоб (50 рублей).

Разворачиваю листья и с неудовольствием обнаруживаю, что блюдо состоит из кусочков жареной свиной шкуры, варёной картошки и порезанной капусты. Мне как чужеземке выдают дежурную пластиковую вилку – многоразовую, а никарагуанцы едят руками. Начинаю трапезу и понимаю, что это и есть знаменитый гранадский вигорон. Он оказывается вкусным.

Вигорон

Кусочки свинины, зажаренные до хруста вместе с кожей – как они умудряются так искусно зажарить – подсушенная свинина замечательно хрустит. Картошка в вигороне – вовсе не картошка, а маниока, родственный ей овощ. Капуста особым образом заквашена с острым зелёным перцем. До тюменской квашеной капусты, как её делают мои брат и мама, никарагуанской капусте далеко, но я же не в России.

Вигорон у каждой торговки разный.

На третий день нахожу «свой» вигорон подальше от центра – вкусный, маниока сварена в самый раз, чистоплотная торговка, 30 кордоб.

Праздник

На озере – охраняемый парк с платным входом (8 кордоб, примерно 10 рублей), где поддерживают чистоту.  Но деньги отдавать некому – охрана на входе в 7 утра спит. За мной увязывается никарагуанец на велосипеде. Выясняется, что это полицейский. Так и ездил в зоне видимости часа два, пока не ушла из парка. Охранял. А других иностранцев утром в парке не было.

Никарагуа – небезопасная в целом страна.

Почти каждый день в Гранаде – праздник. Костюмированные гуляния и процессии, религиозные шествия, по вечерам шум петард.

Костюмированное шествие в Гранаде

Турфирмы

Местные турфирмы предлагают поездки в парк вулканов и на острова Кочиболки. Цены у них приемлемые. Например, трансфер туда/обратно к действующему вулкану Масайя на минибусе стоит 20 долларов.

Зачастую есть смысл купить «пакет» услуг у турфирмы, чтобы не «заморачиваться» вопросами транспорта и безопасности.

Масая

К действующим вулканам поехала первым местным автобусом (их называют «чикен бас») в 06:20 утра за 10 кордоб (15 рублей) в город Масая.

Хотела попасть к вулкану ранним утром. Но у меня ничего не получилось, потому что Масая оказался интересным городом.

В нём центральный парк с примитивистскими скульптурами, старинная крепостная стена, храмы, в одном из которых любовно украшенная статуя пилигрима, а на ногах у него раны от палящего солнца.

Парк вулканов

Следующий «чикен бас» за 10 кордоб, направляющийся в Манагуа, довезёт вас до парка вулканов – это близко. Несколько долларов (не помню точно, сколько) за вход – и можно идти к вулканам. А можно  и доехать – трансфер 2 доллара.

Пилигрим в Масае

Главный из действующих вулканов - Масая. Испанцы назвали его «Врата ада», а древние индейцы ублажали бога Огня, бросая в вулкан красивых девушек.

Я знаю только два действующих вулкана на планете, к которым так несложно добраться из населённого пункта (можно пешком), чтобы заглянуть в дымящееся жерло, иногда плюющееся огненной лавой. Один из них – Масая. Второй - в Океании, вулкан Ясур на острове Танна.

Вулкан Масая

Если вы не хотите посещать город Масая, к парку вулканов (вход в него на панамериканском шоссе) можно доехать минибусом Гранада-Манагуа за 1 доллар, так же и обратно.

Острова

Из Гранады ходит катер на острова Ометепе и Сапатера – на первом «двойном» острове, именуемом «Груди богини» - вулканы, на втором раскопали поселения древних доколумбовых индейцев с необычными скульптурами. Они изображают людей, наполовину являющихся продолжением животных – крокодилов, рыб, гепардов и мифических существ.

Скульптура доколумбовых индейцев острова Сапатера

Многие артефакты древних индейцев утрачены, вывезены из страны. И сегодня некоторые из них лежат под открытым небом и от них откалывают куски с орнаментом – на сувениры.

На скульптурах древних индейцев восьмёрочные ленты Мёбиуса – символ бесконечности. Такие же знаки я увижу немного позже, в пещере с древними индейскими петроглифами на берегу Тихого океана.

На островах можно остаться – есть и отели, и хостелы, причём в одном из них предлагают ночлег от 3-х долларов – в гамаках, практически на улице.

Хуигальпа

Из Гранады съездила в город Хуигальпа (10 кордоб чикен-басом).

Чикен-бас ехал долго, превратив дорогу в путешествие. Заезжал в деревни, забирал никарагуанцев с большими плетёными корзинами и коробками. Всё это они грузили на крышу автобуса, там же ехали и те, кому не хватило места.

Автобус в Хуигальпу

В каждой деревне и городке в в бус заходят по нескольку торговцев уличной едой. Почему бы не купить чипсы из бананов или порезанный грин манго с солью за 8 кордоб (10 рублей)? Все и покупают.

Один раз автобус тряхнуло, и часть поклажи с него слетела. Бус остановился, и пассажиры весело собрали рассыпавшийся скарб обратно в корзины. На обратном пути отвязался и сбежал с крыши петух; в его поимке участвовал и водитель автобуса.

Сотовая связь во многих деревнях отсутствует, поэтому громкоговорящих в общественном транспорте по своим телефонам людей в бусе не было.

Об интернете, наверное, здесь многие и не знают. Демонстрация фотоаппарата привлекает такое пристальное внимание и подозрительные переглядывания местных гаврошей, что возникает немедленное желание запрятать его в рюкзак и сделать вид, что ценных вещей при себе нет.

Исторических памятников за исключением храма в Хуигальпе не обнаружилось, зато там бестолковый рынок и самая вкусная в Никарагуа уличная еда (в одной кастрюле тушится мясо и много всего с потрясающим соусом) – 30 кордоб порция.

Самая вкусная уличная еда

Через неделю жизни в Гранаде ко мне перестали приставать уличные менялы и нищие – привыкли, а «моя» вигоронщица каждый день всплескивала руками: «О, ты всё ещё в Гранаде!»

Манагуа

В Манагуа уехала из Гранады первым минибусом за 1 доллар (отправляется в 7 часов, последний в 18). Время в пути час-полтора в зависимости от трафика. Можно доехать и чикен-басом за 10 кордоб, но дорога в нем может затянуться вынужденной экскурсией по никарагуанским деревням. Ни один путешественник не посоветует вам надолго останавливаться в душном, криминальном Манагуа. И я не советую.

В Манагуа исполнилась ещё одна из моих детских мечт. Когда я была маленькой, моя мама стирала вещи на стиральной доске, а мне не разрешала это делать. Когда я выросла, стиральные доски кончились и постирать на них так и не получилось. Оказывается, они перекочевали в Манагуа и немного видоизменились. И с их помощью удобно стирать вещи. Например, форумную футболку.

Стиральная доска в Манагуа

Траты в Никарагуа:

За 15 дней потрачено (включая пограничные сборы, транспорт из Коста-Рики и в Никарагуа, жильё, еду, билеты в музеи – на всё) примерно 160 долларов или около 11 долларов в день.

Озеро Кочиболка, реки и джунгли, старинные города, флора и фауна, солнце, чистый воздух, уличные песни и взрывы петард до утра – бесплатно.

Тихий океан

Из Манагуа отправилась на Тихий океан. Но об этом – следующий рассказ.

Ака писатель на час

Посмотреть все фотографии
17
Автор: foster15
Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.
Источник: собственная информация
Просмотров: 2771 | верcия для печати
Читайте новости по темам: Путешествия

Другие новости рубрики:

 Комментарии  8  Читать на форуме  
Сплюша
2
Сплюша   07.01.2013 / 12:43   #    Ответить   
Огромное спасибо, Вам, за краткий экскурс!
aka писатель на час
1
aka писатель на час   08.01.2013 / 09:42   #    Ответить   
Вам спасибо, что читаете, Сплюша)).
lary
0
lary   08.01.2013 / 10:04   #    Ответить   
и я, читаю
aka писатель на час
0
aka писатель на час   08.01.2013 / 22:03   #    Ответить   
lary,
это хорошо, что Вы читаете.
И Вам спасибо.
lary
0
lary   09.01.2013 / 01:36   #    Ответить   
а первой, фоте мост поезда?
я здесь
0
я здесь   09.01.2013 / 06:23   #    Ответить   
Вам в целом понравилось в Никарагуа, или не очень?
aka писатель на час
0
aka писатель на час   09.01.2013 / 09:38   #    Ответить   
lary пишет:Сообщение а первой, фоте мост поезда?

Мост Панама-Коста-Рика исключительно пешеходный, поезда-вагонетки не ходят. Похоже, что прежде была с обеих сторон моста жел.дорога, но почему закончилась, мне неведомо.
aka писатель на час
0
aka писатель на час   09.01.2013 / 21:59   #    Ответить   
я здесь пишет:Сообщение Вам в целом понравилось в Никарагуа, или не очень?

Безоговорочно не знаю. "Тут играть, тут не играть, здесь рыба лежала" (с), из Винокура).

Никарагуа разная страна. Я пока здесь только 3 недели и была лишь в 4-х или 5-ти провинциях (в стране их 7).
Поживу в Никарагуа ещё какое-то время, а потом скажу в целом.